Главная » Статьи » Что такое анализ на мутацию при онкологии

Что такое анализ на мутацию при онкологии

Немелкоклеточный рак легких (НМРЛ) является одним из наиболее распространенных онкологических заболеваний и самой частой причиной смерти от злокачественных новообразований во всем мире [8]. Ежегодно в России заболевают около 50 000 человек, причем 54% из них погибает на первом году после установления диагноза, так как более 65% больных обращаются к врачу с запущенными стадиями заболевания [7]. Химиотерапия и лучевая терапия при НМРЛ обладают пограничной эффективностью, что также объясняет крайне низкую выживаемость этих пациентов. Так, по данным В.И. Чиссова и соавт. [6], 3-летняя выживаемость составляет 9,8% при III стадии и около 1,5% при IV стадии заболевания.

Среди гистологических форм НМРЛ в России традиционно лидирует плоскоклеточный рак легкого (50—70% случаев), что исторически связано с курением крепкого табака и папирос без фильтра [37]. Однако в течение последних лет отмечается постепенный рост доли аденокарциномы в структуре НМРЛ (с 24,6% в 2000 г. до 34% в 2010 г.), отражающий в первую очередь смену привычек курения населения, а именно — переход на сигареты с фильтром и низким содержанием никотина [2, 5]. Кроме этого, происходит относительное увеличение количества некурящих больных НМРЛ, в особенности женщин, для которых характерен этот гистологический тип опухоли [4, 36].

Изучение генетической структуры аденокарциномы легких, в особенности аденокарциномы, не связанной с курением, привело к настоящему пониманию онкогенеза этой формы НМРЛ и выбору тактики лечения пациентов. Открытие в 2004 г. активирующих мутаций гена EGFR, объяснивших необычайную эффективность ингибитора тирозинкиназ гефитиниба у части больных НМРЛ, простимулировало интенсивный поиск других генетических нарушений, способных стать мишенью для таргетной терапии [19]. В настоящее время так называемый «генетический портрет» аденокарциномы легких представлен почти двумя десятками генов, подвергающихся различным перестройкам и обладающих в связи с этим онкогенным потенциалом [15]. Более чем к десяти из них разработаны или разрабатываются таргетные препараты, некоторые из которых уже входят в ежедневную практику онкологов. Впечатляющий успех применения гефитиниба и эрлотиниба у пациентов с мутациями гена EGFR и кризотиниба у больных с перестройками гена ALK, многообещающие результаты клинических испытаний использования ингибиторов BRAF обусловливают необходимость широкого внедрения молекулярно-генетических исследований в практическую онкологию.

Цель настоящей работы — изучить частоту распространения следующих генетических нарушений, определяющих эффективность персонализированной терапии при аденокарциноме легких: мутаций генов EGFR, KRAS, BRAF и транслокаций с участием гена ALK.

Материалы и методы

В исследование включили 493 больных НМРЛ, биопсийный материал у которых получен для анализа мутаций в 19-м и 21-м экзонах гена EGFR из различных клиник Москвы и Московской области в течение 2010—2011 гг. (табл. 1).

Среди этих пациентов была выделена группа расширенного тестирования, в которую вошли 126 больных с аденокарциномой и аденоплоскоклеточным раком, проходивших лечение в Московской городской онкологической больнице №62 в 2010—2011 гг. Средний возраст больных составил 61 год, 54% — женщины, 58% — некурящие. Алгоритм обследования включал на первом этапе исследование биопсийного материала этих пациентов на наличие мутаций в 18—21-м экзонах гена EGFR. При отсутствии этих генетических нарушений проводился поиск мутаций в 12-м и 13-м кодонах гена KRAS и в 15-м экзоне гена BRAF. При диком типе исследуемых последовательностей определялось наличие перестроек гена ALK.

Определение генетических нарушений проводили на биопсийном материале, прошедшем фиксацию формалином и залитом в парафин, лишь в 4 случаях исследовали клеточный осадок плеврального выпота. Первоначально выполняли гистологическое исследование, подтверждающее диагноз НМРЛ и оценивающее количество опухолевых клеток в биоптате. При малом количестве опухолевого материала (

Проведение полимеразной цепной реакции (ПЦР). Выделение ДНК и РНК проводили с использованием наборов QIAmp DNA FEPE Tissue Kit и RNeasy FEPE Kit («Qiagen», Германия) или с помощью фенолхлороформного метода после предварительной депарафинизации. Определение мутаций в 18—21-м экзонах гена EGFR, 12-м и 13-м кодонах гена KRAS и 15-м экзоне гена BRAF проводили с помощью ПЦР с высокоразрешающим плавлением, фрагментного анализа, ПЦР с флюоресцентными зондами типа TaqMan и прямого секвенирования. При исследовании перестроек гена ALK для идентификации типа транскрипта EML4/ALK выполняли ПЦР после обратно-транскриптазной реакции (ОТ-ПЦР) и фрагментный анализ. Последовательности праймеров подбирали с помощью программы Primer-3 v.0.4.0. (http://frodo.wi.mit.edu/primer3/) или использовали опубликованные ранее [24, 30]. Исследования проводили на приборах BioRad CFX 96 («BioRad», США) и ABI 3500 («Applied Biosystems», США).

Флюоресцентная гибридизация in situ (FISH). С помощью метода FISH исследовали перестройки гена ALK. Для проведения исследования изготавливали срезы толщиной 3 мк и после депарафинизации и протеолиза гибридизовались с пробами LSI Break Apart Rearrangement Probe («Abbot», США) и ON ALK (2p23) Break («Kreatech», Нидерланды) согласно протоколам производителей с незначительными модификациями. Результат гибридизации оценивали после просмотра препаратов в флюоресцентном микроскопе Axioimager A2 («Zeiss», Германия). Перестройку гена ALK устанавливали при обнаружении более 15% ядер опухолевых клеток с расщепленным сигналом [11].

Иммуногистохимические исследования. С помощью иммуногистохимических (ИГХ) исследований проводили дополнительную верификацию перестроек гена ALK и подтверждение мутаций в 19-м и 21-м экзонах гена EGFR в сомнительных случаях. Использовали следующие моноклональные антитела: к белку ALK, клон ALK1 («Dako», Дания), к мутантному белку EGFR c делецией в 19-м экзоне типа Е746-А750, клон 6B6 и к белку с точечной мутацией в 21-м экзоне типа L858R, клон 43B2 («Cell Signalling», США). Любое цитоплазматическое или мембранно-цитоплазматическое окрашивание расценивали как позитивное. Исследования проводили на автоматическом иммуностейнере Thermo 320 («Thermo Scientific», США).

Статистическая обработка. Статистическую обработку полученных данных проводили с использованием метода вычисления критерия χ 2 Пирсона или точного критерия Фишера путем анализа таблиц сопряженности с вычислением статистик связи.

Результаты

Результаты определения мутаций в 18-м, 19-м и 21-м экзонах гена EGFR во всей группе пациентов. При исследовании материала 493 больных было обнаружено, что делеции в 19-м экзоне и мутации в 21-м экзоне типа L858R гена EGFR выявлялись почти исключительно у больных с железистой дифференцировкой опухоли (аденокарцинома, БАР, железисто-плоскоклеточный рак). Лишь в одном случае мутация в 21-м экзоне типа L858R была обнаружена в образце плоскоклеточного рака (рис. 1). Рисунок 1. Частота встречаемости мутаций в 19-м и 21-м экзонах гена EGFR при различных гистологических формах НМРЛ.

В связи с этим далее исследовали только образцы с железистой дифференцировкой опухоли (390 случаев). Среди больных этой группы мутации в 19-м и 21-м экзонах гена EGFR были обнаружены у 123 (31,3%). Делеции в 19-м экзоне выявлены у 69 больных (17,7% от всей группы или 56% среди больных с мутациями), мутации в 21-м экзоне типа L858R — у 54 человек (13,8% от всей группы или 44% среди больных с мутациями). Затем оценивали зависимость наличия мутаций в 19-м и 21-м экзонах EGFR от пола и статуса курения пациентов.

У женщин мутации обнаруживали достоверно чаще, чем у мужчин (р=0,0005) и среди некурящих пациентов в отличие от когда-либо куривших больных (р=0,0005) (табл. 2). Принимая во внимание, что большинство некурящих больных составляли женщины (173 (76,5%) из 226 человек), дополнительно исследовали, является ли более высокая частота мутаций гена EGFR среди женщин истинной или отражает влияние курения на мутационный статус. С этой целью было подсчитано число больных с мутациями для курящих и некурящих больных обоего пола раздельно. В группе некурящих пациентов зависимость частоты встречаемости мутаций гена EGFR от пола сохранялась, в то время как в группе курящих статистически достоверных различий между больными разного пола получено не было (табл. 3).

Результаты определения мутаций у больных группы расширенного тестирования. Мутации в 18—21-м экзоне гена EGFR были обнаружены у 43 (34%) из 126 пациентов, при этом делеции в 19-м экзоне и точечная мутация L858R в 21-м экзоне составили 90,7% всех выявленных генетических нарушений. Редкие мутации (K709E, S768I, V769L и 6-нуклеотидная инсерция в 20-м экзоне) встречались однократно, причем S768I и V769L были обнаружены у одного больного. У 4 больных проводилось иммуногистохимическое (ИГХ)-исследование, позволившее подтвердить наличие мутантного протеина EGFR при малом количестве опухолевого материала (метастатических микроочагах опухоли в легком и выраженной инфильтрации опухоли лимфоцитами).

Вследствие взаимной несовместимости мутаций генов EGFR, KRAS и BRAF для определения мутаций в 12-м и 13-м кодонах гена KRAS брали только образцы с диким типом гена EGFR, а для исследования мутаций в 15-м экзоне гена BRAF — с диким типом EGFR и KRAS. Мутации в 12-м и 13-м кодонах гена KRAS были обнаружены у 23 (18,2%) пациентов. Мутации определялись достоверно чаще у курящих больных (р=0,0007), при этом различия в частоте встречаемости в зависимости от пола отсутствовали (табл. 4). Мутации гена BRAF были выявлены у 3 (2,4%) пациентов, у всех отмечена однонуклеотидная замена типа c.1799T>A (р.V600E).

Перестройку гена ALK исследовали у пациентов без мутаций генов EGFR, KRAS и BRAF. С использованием метода FISH было выявлено 7 пациентов с транслокациями при участии гена ALK (5,6% от всей группы или 12,3% среди пациентов без мутаций других исследованных генов). Материал для проведения ИГХ-исследования был получен у 6 из 7 пациентов, у всех подтверждена выраженная экспрессия протеина ALK. В одном случае выполнение ИГХ-исследования не представлялось возможным, так как исследовали осадок плеврального выпота. ОТ-ПЦР удалось провести у 6 пациентов из 7: у 5 был обнаружен химерный транскрипт EML4/ALK типа 3а/3b, у 1 — 2-го типа. В одном случае характерный транскрипт не был получен из-за выраженной деградации РНК.

Читайте также:  Квота на бесплатное на лечение онкологии

Обсуждение

Исследование структуры генетических изменений аденокарциномы легких перешло в последние годы из сферы сугубо научных интересов в область практического применения. Безусловно, наибольшее внимание уделяется выявлению активирующих мутаций гена EGFR, так как использование гефитиниба и эрлотиниба уже вошло в практику российских онкологов. В настоящем исследовании, включившем 493 больных НМРЛ, обследованных на наличие мутаций гена EGFR, были получены результаты, аналогичные ранее опубликованным в российских и зарубежных работах [1, 3, 17, 28]. В первую очередь была подтверждена практически исключительная встречаемость мутаций гена EGFR у больных с железистыми формами НМРЛ. Один случай выявления мутации у больной с морфологической картиной плоскоклеточного рака в биоптате не является противоречащим этому факту. Описания подобных единичных наблюдений периодически публикуются. Однако в подавляющем большинстве случаев тщательное ИГХ-исследование позволяет верифицировать железистую природу этих опухолей или определить аденоплоскоклеточный тип НМРЛ [22, 26]. К сожалению, крайне малый объем биоптата в нашем исследовании не позволил провести адекватное ИГХ-исследование препарата.

Достаточно высокая частота мутаций, обнаруженная в исследованной группе больных с железистыми формами НМРЛ (31,3%), отличается от данных (около 16%), опубликованных европейскими исследователями [25, 28]. Безусловно, это обусловлено значительной селекцией пациентов, вошедших в наше исследование, т.е. преобладанием некурящих (58%) и большим количеством женщин (47%), что существенно отличается от соотношения в неселектированной популяции больных НМРЛ [2]. Тем не менее при сравнении сходных групп разница в количестве пациентов с мутациями гена EGFR сохранялась, хоть и не столь выраженная. Так, в нашей группе у женщин мутации обнаружили в 46% случаев, а в группе больных, вошедших в исследование R. Rosell и соавт. [28], в 30% случаев (ОР=1,5; ДИ 95% 1,26—1,83; р=0,0005), среди некурящих в нашей группе выявили 46,5% больных с мутациями, в испанской выборке — 37,7% (ОР=1,2; ДИ 95% 1,02—1,46; р=0,0278). Сравнение этих двух выборок не является вполне корректным, так как неизвестно распределение полов в испанской группе некурящих и количество некурящих среди женщин. Тем не менее роль национальных различий между выборками не может быть полностью исключена. Этническая принадлежность традиционно входит в число факторов, определяющих частоту мутаций гена EGFR при НМРЛ [9, 17]. Известно, что у некурящих пациентов из Юго-Восточной Азии мутации гена EGFR встречаются в 60—70% случаев, у европейских больных — в 23—38% случаев [9, 21]. Небольшое количество наблюдений в нашей выборке не позволяет нам с полной уверенностью утверждать, что выявленная нами частота мутаций у российских некурящих пациентов (46,5%) достоверно занимает промежуточное положение между приведенными выше частотами, однако тенденция очевидна.

Значительное преобладание женщин среди больных с мутациями гена EGFR в нашем исследовании соответствует данным ряда ранее опубликованных работ [14, 38]. Некоторые авторы объясняют повышенную частоту мутаций и гиперэкспрессии гена EGFR у женщин более частой экспрессией на клетках опухоли рецепторов эстрогенов типа α и β, обладающих активирующим действием на сигнальный путь эпидермального фактора роста. При этом другие публикации отрицают подобную связь [23, 29].

В последнее время все больше исследователей склоняются к тому, что частота встречаемости мутаций EGFR скорее определяется статусом курения, чем полом пациента, и одинакова у некурящих женщин и мужчин, связывая это с различными путями активации онкогенеза при НМРЛ у курящих и некурящих пациентов [18, 34, 35]. В нашем исследовании различная частота мутаций у некурящих женщин и мужчин сохранялась и была статистически достоверной. Безусловно, нельзя исключить, что отмеченная нами разница может быть отчасти связана с малым количеством наблюдений или погрешностями в сборе анамнеза. Для уточнения этих закономерностей необходимо дальнейшее накопление данных.

Расширенное тестирование отдельной группы образцов, полученных от больных с железистыми формами НМРЛ, было предпринято в первую очередь для уточнения спектра активирующих мутаций в 18—21-м экзоне гена EGFR. Оказалось, что 90,7% из 43 мутаций у обследованных пациентов представлено двумя основными типами: делециями в 19-м экзоне (51,2%) и точечной заменой в 21-м экзоне типа L858R (39,5%). Другие мутации, определяющие чувствительность к гефотинибу и эрлотинибу, практически не встречались: среди 126 больных лишь в одном случае была выявлена мутация в 18-м экзоне типа К709Е (2,3%). Генетические нарушения в 20-м экзоне, предполагающие резистентность к таргетным препаратам, были определены у 2 (7%) больных, причем у одного пациента были выявлены 2 мутации. В целом результаты нашего исследования совпадают с опубликованными ранее [9, 13]. Полученные данные предполагают возможность проведения тестирования только 19-го и 21-го экзонов EGFR без расширения спектра обследования, что значительно упрощает и удешевляет исследование. Однако для максимальной достоверности необходимо проведение анализа на большей выборке больных.

Следующим этапом исследования было определение мутаций в 12-м и 13-м кодонах гена KRAS у пациентов с диким типом гена EGFR. Этот этап проводили для отбора пациентов с диким типом KRAS с целью дальнейшего тестирования на мутации гена BRAF и перестройки ALK. Такое поэтапное исследование основано на взаимоисключающем характере этих генетических изменений [10, 32, 39]. Мутации гена KRAS, выявленные в 18,2% случаев, достоверно коррелировали со статусом курения пациентов. Преобладание мутаций KRAS у курящих пациентов связано с определенным путем онкогенеза, стимулированным экспозицией к табачному дыму и развитием хромосомной нестабильности. Этот путь принципиально отличается от пути, ассоциированного с мутациями EGFR, и приводит, как правило, к развитию аденокарциномы и БАР муцинозного типа [34]. До сих пор нет полной ясности, является ли мутированный статус гена KRAS фактором неблагоприятного прогноза течения НМРЛ. Несколько исследований, опубликованных в последние годы, представили противоречивые результаты. По данным метаанализа С. Mascaux и соавт. [20], включившего около 3000 пациентов, из 28 исследований мутации гена KRAS у оперированных больных ассоциировались с плохим прогнозом, в то время как в работах Т. Kosaka и соавт. [16] и С. Scoccianti и соавт. [31], выполненных на более однородных популяциях больных, такая зависимость отсутствовала. Большинство исследователей отмечают, что наличие мутаций гена KRAS обусловливает резистентность к блокаторам EGFR различного типа, и, таким образом, лишает этих пациентов возможности получать соответствующую таргетную терапию [34, 38]. К сожалению, прямые таргетные препараты, воздействующие на мутантный протеин KRAS, отсутствуют, а многочисленные попытки блокировать его сигнальный путь, выключая других участников, пока не увенчались успехом.

При дальнейшем исследовании группы пациентов с диким типом генов EGFR и KRAS нами было выявлено 3 случая с мутациями гена BRAF типа V600E (2,4%). Значение мутаций гена BRAF при НМРЛ стали изучать относительно недавно. В исследовании, опубликованном А. Marchetti и соавт., статус гена BRAF определялся в группе из 1046 больных, оперированных по поводу НМРЛ. Мутации обнаруживались практически только у пациентов с аденокарциномой (кроме 1 случая), их частота составила 4,9%, причем в 58% случаев они были представлены типом V600E. Оказалось, что общая и безрецидивная выживаемость радикально оперированных больных без мутаций BRAF и с мутацией V600E существенно отличались (15,2 против 52,1 и 29,3 против 72,4 мес соответственно). Как правило, опухоли с мутациями V600E имели микропапиллярный тип строения, считающийся признаком агрессивного течения болезни [21]. Успешное использование вемурафениба для лечения метастатической меланомы с мутациями V600E привело к повышенному интересу к применению таргетных препаратов при других солидных опухолях с такими же генетическими нарушениями и инициации исследований I и II фазы по использованию препарата GSK2118436 (дабрафениб) при НМРЛ.

Обнаружение устойчивых транслокаций с участием гена ALK при аденокарциноме легких стало еще одним знаковым событием в исследовании генетической структуры НМРЛ. Это открытие привело к появлению нового таргетного препарата кризотиниба, активность которого в группе пациентов с реарранжировками ALK оказалась сопоставима с активностью гефитиниба и эрлотиниба у больных с мутациями EGFR. По данным А. Shaw и соавт. [33], общая выживаемость больных, получавших препарат, составила 74% к первому году и 54% ко второму году от начала лечения. Кроме того, недавние публикации показали высокую эффективность пеметрекседа в этой популяции пациентов. Выживаемость больных без прогрессирования с перестройками гена ALK, лечившихся пеметрекседом, составила 9 мес в сравнении с выживаемостью больных с мутациями гена EGFR, не превышавшей 5,5 мес [12]. Перестройки гена ALK в нашей группе были выявлены у 7 пациентов, что составило 12,3% от группы больных без мутаций генов EGFR, KRAS и BRAF. Эта часть анализа обязательно включала в себя комплексное исследование с использованием методов FISH, ИГХ и ПЦР. Такой подход обусловлен тем, что каждый из методов имеет определенный лимит детекции, и только сочетание различных методов позволяет с полной уверенностью установить наличие реарранжировки. В нашем исследовании каждый случай перестройки был подтвержден как минимум двумя методами — в 6 из 7 случаев удалось определить тип транслокации как EML4/ALK. У 4 пациентов из 7 гистологический тип опухоли определялся как муцинозный с наличием перстневидных клеток, характерный для аденокарциномы с перестройками гена ALK.

Таким образом, генетические аномалии, определяющие подход к терапии аденокарциномы легких, были выявлены у 60% больных с железистыми формами НМРЛ (рис. 2). Рисунок 2. «Генетический портрет» аденокарциномы легких. Безусловно, этот «генетический портрет» нельзя назвать полным, так как в него не вошел целый ряд других нарушений, характерных для аденокарциномы легких, таких как мутации генов HER2, PI3K, MEK1, PDGFRA, амплификация гена MET, транслокации с участием генов KIF5B, RET и ROS, обнаруживающиеся у 15% больных. Пока определение этих нарушений не вошло в широкую практику и является, скорее, предметом научных изысканий. Тем не менее, выдающиеся успехи в развитии таргетной терапии и достаточно быстрое внедрение эффективных препаратов в стандарты лечения злокачественных опухолей неизбежно приведут к потребности в расширении генетического тестирования. В недалеком будущем анализ молекулярно-биологических маркеров, без сомнения, займет одно из ведущих мест в определении лечебной тактики и ведения пациентов с онкологическими заболеваниями.

Читайте также:  Золедроновая кислота

Молекулярно-генетическое исследование крови на онкологию

Таргетная терапия – одно из направлений медикаментозного лечения онкологических заболеваний в Юсуповской больнице, действующего непосредственно на клетки злокачественной опухоли. Молекулярная диагностика позволяет предсказать индивидуальную чувствительность опухоли к таргетным препаратам. Комплексное молекулярное генотипирование – это современные молекулярные исследования, позволяющие проверить все клинически значимые биомаркеры, поставить точный диагноз и подобрать эффективную терапию.

Молекулярное исследование опухоли показано для пациентов с колоректальным раком, раком легкого, меланомой, гастроинтестинальными стромальными опухолями, раком молочной железы, раком щитовидной железы. Наибольшую ценность оно представляет в тех случаях, когда терапия стандартными методами невозможна.

В клинике онкологии Юсуповской больницы также можно пройти генетические тесты на выявление носительства мутаций: генетический тест Риск, позволяющий выявить носительство мутаций в более чем 170 генах, связанных со всеми известными наследственными онкологическими заболеваниями, генетический тест ABC – секвенирование генов BRCA1/2, ATM и CHEK2, помогающий найти мутации в любом участке генов, повышающих вероятность заболеть раком молочной железы/яичников, предстательной железы и поджелудочной железы.

array(6) < ["ID"]=>string(5) «24198» [«WIDTH»]=> int(650) [«HEIGHT»]=> int(423) [«SRC»]=> string(49) «/upload/sprint.editor/67b/%D1%82%D0%B0%D1%801.png» [«ORIGIN_SRC»]=> string(49) «/upload/sprint.editor/67b/%D1%82%D0%B0%D1%801.png» [«DESCRIPTION»]=> string(0) «» >

Молекулярный анализ крови на рак в Юсуповской Больнице

Задача онкологов нашей клиники — таргетная терапия онкологических заболеваний и мониторинг состояния онкопациентов на основе комплекса данных о ткани или клетках опухоли. Для этого мы проводим комплексное исследование онкологических биомаркеров для подбора таргетного лечения.

Что такое персонализированная онкодиагностика в Юсуповской Больнице?

Наши тесты — это полный комплекс современных молекулярных исследований. Сочетание этих тестов позволяет проверить все клинически значимые биомаркеры, поставить точный диагноз и выбрать наиболее эффективное лечение после анализа более двух тысяч генов ДНК и РНК опухоли.

array(6) < ["ID"]=>string(5) «24199» [«WIDTH»]=> int(1024) [«HEIGHT»]=> int(683) [«SRC»]=> string(49) «/upload/sprint.editor/a63/%D1%82%D0%B0%D1%803.jpg» [«ORIGIN_SRC»]=> string(49) «/upload/sprint.editor/a63/%D1%82%D0%B0%D1%803.jpg» [«DESCRIPTION»]=> string(0) «» >

Зачем делать молекулярную диагностику крови на онкологию?

Чтобы назначать эффективное лечение зачастую требуется не только знать точный диагноз, но и индивидуальные молекулярные особенности опухоли — такой подход лежит в основе персонализированной медицины. Молекулярное исследование опухоли помогает сделать выбор лекарств персональным и оценить эффективность более 50 препаратов еще до начала лечения. Это помогает выиграть время — ценнейший ресурс в борьбе против рака.

array(6) < ["ID"]=>string(5) «24200» [«WIDTH»]=> int(1024) [«HEIGHT»]=> int(538) [«SRC»]=> string(49) «/upload/sprint.editor/bda/%D1%82%D0%B0%D1%804.jpg» [«ORIGIN_SRC»]=> string(49) «/upload/sprint.editor/bda/%D1%82%D0%B0%D1%804.jpg» [«DESCRIPTION»]=> string(0) «» >

Кому рекомендуется пройти генетическое исследование крови на рак в Москве?

  • стандарты лечения подразумевают исследование большого спектра мутаций для определения препарата выбора: НМРЛ, Колоректальный рак, меланома, гастроинтестинальные стромальные опухоли, рак молочной железы, рак щитовидной железы;
  • клинические рекомендации недостаточно информативны для опухоли данного типа или клиническая картина заболевания не позволяет сделать уверенный выбор схемы лечения;
  • редкие нозологии, для которых не определены рекомендации лечения или стандарты лечения не информативны для данной клинической картины;
  • отсутствие или малое количество биологического материала не позволяют провести необходимые молекулярно-генетические исследования;
  • метастатическое или агрессивное заболевание, не отвечающее на стандартные схемы лечения;
  • исчерпаны возможности стандартной терапии;
  • опухоли с неустановленным первичным очагом.

array(6) < ["ID"]=>string(5) «24201» [«WIDTH»]=> int(1020) [«HEIGHT»]=> int(573) [«SRC»]=> string(49) «/upload/sprint.editor/b18/%D1%82%D0%B0%D1%805.jpg» [«ORIGIN_SRC»]=> string(49) «/upload/sprint.editor/b18/%D1%82%D0%B0%D1%805.jpg» [«DESCRIPTION»]=> string(0) «» >

Где пройти молекулярную диагностику крови в Москве?

  1. Наш онколог перед тестом собирает всю важную клиническую информацию и получает образцы опухоли – это могут быть стандартные парафиновые блоки и гистологические стекла;
  2. Образцы опухоли исследуются в российских лабораториях, сертифицированных по международным стандартам (EMQN, NORDIQC и др.);
  3. Проводится анализ полного ДНК- и РНК-профиля опухоли;
  4. Моделируется воздействие на опухоль более 140 таргетных препаратов;
  5. Составляется персонализированный рейтинг эффективности препаратов;
  6. Результаты исследований обрабатываются с помощью уникальной базы данных биомаркеров. Прогноз потенциальной эффективности лекарств формируется на основе международных руководств и крупных клинических исследований;
  7. В результате вы получаете развернутый отчет о результатах исследований.

Также в клинике онкологии Юсуповской больницы вы можете пройти генетические тесты на выявление носительства мутаций.

Генетический тест Риск — генетическое исследование, которое позволяет выявить носительство мутаций в более чем 170 генах, связанных со всеми известными на сегодняшний день наследственными онкологическими заболеваниями.Технология, лежащая в основе данного теста — секвенирование клинического экзома, что позволяет динамично увеличивать объем анализируемых генов при появлении новых данных о генах, ассоциированных с наследственными онкологическими синдромами.

Результатом такого исследования является комплекс рекомендаций по скринингу и изменению образа жизни в зависимости от выявленных мутаций и в соответствии с возрастом обследуемого.

Важно, что даже у пациента нет патогенных наследственных мутаций, в отчете все равно будут приведены рекомендации по скринингу, основанные на рекомендациях международных сообществ в соответствии с возрастом обследованного и той информацией, которую он указал в опроснике.

Кроме того, если все же будут выявлены патогенные мутации, в отчете также будет приведена оценка рисков для ближайших кровных родственников.

Генетический тест ABC — это секвенирование генов BRCA1/2, ATM и CHEK2, которое позволяет найти мутации в любом участке гена. Наличие мутаций в данных генах у здоровых людей повышает вероятность в течение жизни заболеть раком молочной железы/яичников у женщин, предстательной железы у мужчин, а также поджелудочной железы у тех и других.

При проведении теста онкологическим больным по образцу опухоли оценивается потенциальная эффективность таргетных препаратов — PARP-ингибиторов (напр., олапариба) и препаратов платины.

Преимущества молекулярного анализа

Наши молекулярные тесты разработаны для помощи врачам-онкологам при выборе лекарственной терапии и используются при всех солидных опухолях. Эти исследования наиболее ценны, когда существует ряд альтернативных схем или, наоборот, когда стандартные варианты лечения отсутствуют (исчерпаны).

Наши тесты обладают рядом преимуществ:

Плюсы

На что влияет

Анализируем полные профили опухолевой ДНК и РНК, а не избирательные панели генов. При выявлении мутаций исследуется весь экзом, то есть все участки ДНК, кодирующие белки. Для оценки экспрессии генов применяется секвенирование РНК, что значительно повышает качество и точность данных

Анализ сигнальных путей

Определяем активность внутриклеточных молекулярных путей в индивидуальной опухоли, что позволяет выстроить рейтинг активности для широкого спектра противоопухолевых препаратов (более 140)

Интеллектуальная система анализа

Выстраивает персонализированный рейтинг препаратов, принимая во внимание как информацию по активности сигнальных путей, так и интегрированные геномые и транскриптомные данные по наличию молекулярных мишеней препаратов в конкретной опухоли. Для этого используются оригинальные биоинформационные алгоритмы

Предоставляем онкологу наиболее полную молекулярно-генетическую характеристику опухоли

Необходимую для выбора лечения. Персонализированный рейтинг препаратов, выявление всех мутаций кодирующей ДНК, ключевые иммуногистохимические маркёры и анализ активности генов на уровне РНК — так выглядит современный «золотой стандарт» молекулярных исследований в клинической онкологии

Результат теста всегда положительный

Позволяем подобрать персонализированное лечение в каждом случае; отрицательных ответов не бывает (как происходит в большинстве других тестов, когда подходящих мишеней не обнаруживается)

Результат молекулярной диагностики на рак

array(6) < ["ID"]=>string(5) «24197» [«WIDTH»]=> int(410) [«HEIGHT»]=> int(1024) [«SRC»]=> string(284) «/upload/sprint.editor/0fe/19%D0%A7%D1%82%D0%BE%20%D0%B4%D0%B0%D1%8E%D1%82%20%D1%80%D0%B5%D0%B7%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8B%20%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8F%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%B9%20%D0%B4%D0%B8%D0%B0%D0%B3%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B8.png» [«ORIGIN_SRC»]=> string(284) «/upload/sprint.editor/0fe/19%D0%A7%D1%82%D0%BE%20%D0%B4%D0%B0%D1%8E%D1%82%20%D1%80%D0%B5%D0%B7%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8B%20%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8F%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%B9%20%D0%B4%D0%B8%D0%B0%D0%B3%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B8.png» [«DESCRIPTION»]=> string(0) «» >

Методы диагностики онкологических заболеваний

В Юсуповской больнице врачи клиники онкологии проводят комплексное обследование пациента, у которого подозревают наличие злокачественного новообразования. Для инструментальных процедур используют новейшую диагностическую аппаратуру ведущих мировых производителей. Лабораторные исследования проводят с применением качественных современных реагентов. Это позволяет определить уровень лейкоцитов при онкологии.

Пациентов клиники онкологии консультируют смежные специалисты. Комплексный подход к обследованию больного позволяет установить диагноз «рак» на начальной стадии опухолевого процесса, провести радикальное лечение эффективнейшими лекарственными препаратами и применить инновационные методики оперативного вмешательства.

Пациенты клиники онкологии имеют возможность пройти сложные диагностические процедуры сдать анализ на рак в ведущих научно-исследовательских институтах, с которыми сотрудничает Юсуповская больница. Результаты исследований интерпретируют врачи высшей квалификационной категории, кандидаты и доктора медицинских наук. Ведущие специалисты в области онкологии на заседании Экспертного Совета коллегиально устанавливают диагноз, вырабатывают оптимальную тактику ведения пациента.

Анализ крови на рак

Зачем сдавать анализы на рак

Врачи отмечают, что российские онкологические пациенты обращаются за помощью довольно часто уже на последней, запущенной стадии заболевания, и, соответственно, с крайне малыми шансами на излечение. Ругая медицину, люди сами зачастую относятся к своему здоровью довольно халатно, игнорируя профилактические осмотры и обследования, а порой, даже при первых симптомах заболевания, отдают предпочтение самолечению и советам знакомых, теряя драгоценное время. Кроме того, мало кто из них информирован о том, какой анализ крови показывает онкологию и меняется ли анализ крови при онкологии.

Любой врач-онколог может сказать, что раку зачастую предшествует предраковая стадия. Опухоли, кроме рака кожи, поражают внутренние органы, потому незаметны глазу и на начальных стадиях могут никак себя не проявлять. Поэтому чем раньше начать контроль изменений, происходящих в организме и непосредственно в крови, тем раньше можно диагностировать начало серьезной патологии, тем самым увеличив шанс на выздоровление и жизнь.

Онкологи Юсуповской больницы рекомендуют своевременно проходить анализ крови на онкологию при подозрении на наличие опухолей. Верификация диагноза на ранних стадиях существенно повышает шанс излечения.

Читайте также:  Спленомегалия что это такое у взрослых при онкологии

В каких случаях сдавать анализы на онкологию

Любые сбои в работе организма отражаются на составе крови. Для того чтобы не упустить начало злокачественных процессов, нередко протекающих бессимптомно, анализ на онкологию нужно провести при следующих нарушениях:

  • воспалительных процессах, не поддающихся лечению, затяжных хронических заболеваниях;
  • отсутствии ответа патологии на действие лекарственных препаратов, которые ранее способствовали излечению;
  • заметном снижении иммунитета;
  • частом повышении температуры тела без объективных причин;
  • резком снижении массы тела;
  • неадекватной реакции на запахи;
  • снижении аппетита;
  • необъяснимых болях;
  • общей слабости и недомогании;
  • появлении трудностей при глотании пищи;
  • длительном кашле, который не поддаётся лечению;
  • маточных кровотечениях или необычных влагалищных выделениях;

Подготовка к анализу крови на рак

Для получения достоверных результатов анализа перед забором крови пациентам следует придерживаться определенных рекомендаций:

  • за 2 недели до проведения анализа отказаться от системного приема лекарственных препаратов;
  • за 2-3 дня до анализа исключить из рациона питания жирную и жареную пищу, алкогольные напитки;
  • за 2 часа до забора крови отказаться от курения;
  • за 30 минут до процедуры привести эмоциональное состояние в норму, избегать психических и физических нагрузок;
  • во избежание получения искаженных результатов не проводить анализ сразу после выполнения других видов обследования (лабораторных либо инструментальных).

Перед общим анализом крови можно принимать пищу, однако лучше за восемь часов до исследования не есть. Для получения правильного, неискаженного результата биохимического анализа крови, перед исследованием (за 8-12 часов) рекомендуется голод. Разрешается употребление жидкости в виде очищенной негазированной воды.

Можно ли при помощи лабораторной диагностики рака определить онкологию

Анализ крови может сигнализировать о нарушении равновесия в организме и необходимости выполнения дополнительных исследований для выявления точной причины происходящих изменений. Показатели могут изменяться вследствие перенесенной болезни, злоупотребления алкоголем, курения, при беременности и многих других состояниях.

Не все онкомаркеры являются специфическими. Онкологи Юсуповской клиники настоятельно рекомендуют пациентам не спешить с выводами, поскольку все результаты анализов при подозрении на рак правильно интерпретировать может только онколог.

Покажет ли общий анализ крови онкологию – вопрос, на который невозможно дать однозначный ответ. Клинический анализ – это базовое исследование, по результатам которого можно судить о тех или иных нарушениях, требующих более детального обследования. Точно определить наличие злокачественных опухолей по ним нельзя. При неблагоприятных изменениях состава крови опытный врач-терапевт назначает анализ крови на маркеры рака, которые окончательно подтвердят или исключат отклонения в общем анализе крови при онкологии.

Обследование при подозрении на наличие опухоли

Онкологи начинают обследование пациента с опроса, осмотра, пальпации, перкуссии, аускультации. После проведения клинического исследования составляют перечень необходимых анализов и инструментальных диагностических исследований.

Какие анализы показывают онкологию

В соответствии с локализацией и размерами опухолевого образования клинический анализ крови показывает рак в случаях, когда в ней увеличен уровень лейкоцитов, снижены показатели тромбоцитов и гемоглобина, обнаруживаются лимфо- и миелобласты. Особенно тревожным признаком является повышенное число молодых (незрелых) форм лейкоцитов.

Общий анализ крови: показатели СОЭ

Результаты общего анализа крови при онкологии показывают повышенный показатель СОЭ (скорость оседания эритроцитов). Однако увеличение данного показателя наблюдается и при других патологиях, для лечения которых назначается противовоспалительная и антибактериальная терапия. В случае отсутствия эффективности подобного лечения и по-прежнему высокого СОЭ можно заподозрить наличие у больного злокачественной опухоли.

Однако данные показатели не являются абсолютным подтверждением наличия онкологического заболевания. Для более детального исследования назначается биохимический анализ крови, при раке – проверка на онкомаркеры.

Как провериться на рак всего организма?

В Юсуповской больнице лаборанты определяют количество и соотношение онкомаркеров в биологических жидкостях. Онкомаркеры – это белковые соединения (антигены), которые вырабатываются раковыми клетками. В малом количестве они присутствуют в здоровом организме. При наличии злокачественной опухоли уровень онкомаркеров возрастает. Определение онкомаркеров позволяет:

  • подтвердить или исключить наличие злокачественной опухоли;
  • выявить предполагаемые метастазы от ракового процесса;
  • провести мониторинг эффективности лечения;
  • уточнить характер опухоли (доброкачественный или злокачественный);
  • оценить эффективность проведенного лечения при раке.
  • Уровень антигена СА 125 определяют при раке эндометрии матки или яичников;
  • При подозрении на рак органов пищеварения проводят исследование уровня онкомаркеров СА 72-4, СА 19-9;
  • О наличии злокачественной опухоли молочной железы говорит повышенная концентрация в крови онкомаркера СА 15-3;
  • Выявление онкомаркеров РЭА, NSE, CYFRA 21-1 может свидетельствовать о локализации злокачественного образования в лёгких и других органах;
  • При раке печени повышается концентрация АФП-эмбрионального гликопротеина.

Для выполнения анализа медицинские сёстры натощак проводят забор крови из вены. Исследование проводится несколько раз, чтобы оценить количество и динамику маркеров рака в крови.

323a069ff8bbc67927dc9b94edffdb2c.jpg

Анализы на раковые клетки

По результатам биохимического исследования крови можно судить о локализации опухолевого образования, стадии его развития, размерах опухоли, возможных реакциях организма.

Ввиду того, что процесс роста опухоли сопровождается выделением специфических антигенов в зависимости от того, какой орган она поражает, скорость увеличения количества данных антигенов в крови позволяет предположить, насколько быстро развивается онкопатология и определить прогноз. Зачастую благодаря выявлению онкомаркеров патологию можно диагностировать раньше появления клинических симптомов, то есть на ранних стадиях заболевания, что при наличии адекватного лечения значительно увеличивает шансы на выздоровление.

Существует множество других онкомаркеров, постоянно создаются новые, с помощью которых у врачей Юсуповской больницы появляется возможность выявлять другие формы злокачественных патологий.

Определение уровня ПСА

Определение уровня ПСА проводят для выявления рака простаты. Предстательная железа простатический специфический антиген (ПСА). Небольшое количество гормона попадает в кровь. При раке простаты концентрация ПСА в крови увеличивается в несколько раз. Высокое содержание в крови ПСА может свидетельствовать о наличии аденомы – доброкачественной опухоли предстательной железы. Урологи рекомендуют всем мужчинам после 50 лет сдавать кровь для определения уровня ПСА 1 раз в год. Пациентам, у которых ближайшие родственники-мужчины болели раком простаты, следует посещать уролога по достижению 30 лет и сдавать кровь на ПСА.

ПАП-тест на онкологию

Исследование выполняют при подозрении на наличие у женщины рака шейки матки. Гинеколог проводит взятие мазка и отправляет его в гистологическую лабораторию. С помощью этого исследования можно выявить предраковое состояние, когда клетки еще не превратились в злокачественные, но их структура начала изменяться.

Этот тест следует проводить через три года после начала половой жизни. В дальнейшем обследование необходимо проходить 1 раз в 2 года, а по достижению 50 лет – 1 раз в 5 лет. За двое суток до взятия мазка женщине следует воздержаться от половых контактов, не использовать вагинальные свечи, не спринцеваться, не использовать влагалищные тампоны. Результат может быть ложным при наличии воспаления или инфекционного поражения половых органов.

Анализ мочи и кала

Общий анализ мочи информативен при миеломной болезни. Лаборанты обнаруживают в моче белок Бенс-Джонса. Повышение уровня креатинина и мочевины может быть свидетельством усиленного распада белков, раковой интоксикации или ухудшения функции почек.

Анализ кала на скрытую кровь позволяет выявить рак толстой кишки на ранних стадиях. Это позволяет провести радикальное лечение заболевания и улучшить прогноз.

Лабораторная диагностика рака

Не всегда анализы биологической жидкости на рак позволяют получить четкую картину, и доктор вынужден прибегать к инструментальным диагностическим методам. Юсуповская больница оснащена новейшим оборудованием европейских, японских, американских производителей, которое позволяет выявить раковую опухоль любой локализации на ранней стадии ракового процесса.

91c8fdcea02569c9ac725e27be08f329.jpg

Компьютерная томография

С помощью компьютерных томографов врачи получают послойное изображение внутренних органов. Современная аппаратура позволяет выполнить томографию как всего тела, так одного или нескольких органов независимо от веса пациента.

Магнитно-резонансная томография

С помощью магнитно-резонансной томографии врачи получают точное изображение внутренних органов, костей, мягких тканей благодаря использованию импульсов электромагнитного излучения и магнитного поля. Преимущество этого метода диагностики – его безвредность. При использовании современных аппаратов пациенты не получают лучевую нагрузку. Обычно врачи проводят магнитно-резонансную томографию головного мозга, позвоночника, мышц, суставов.

Маммография

Маммографию используют для диагностики опухолей молочных желез. Современные аппараты экспертного класса, установленные в Юсуповской больнице, позволяют обнаружить объёмные образования диаметром несколько миллиметров. Исследование безопасное, не вызывает дискомфорта у женщин. Его проводят независимо от размера груди. Результаты исследования подаются в цифровом изображении или на плёнке. Маммологи рекомендуют проходить профилактическое обследование женщинам в возрасте после 40 лет ежегодно. Чтобы исключить наличие злокачественного новообразования, следует посетить врача, выполнить маммографию или ультразвуковое исследование молочных желез.

Сцинтиграфия

Это метод радионуклидной диагностики с помощью гамма-лучей. С его помощью врачи выявляют злокачественные опухоли на 6-12 месяцев ранее, чем с помощью других лабораторных и инструментальных методов. Во время исследования удаётся визуализировать даже самые мелкие объёмные образования, определить их природу и точную локализацию. Сцинтиграфию используют для исследования костной системы, головного мозга, молочных желез, лимфатической системы, слюнных желез, сердца, печени и почек.

Аппарат может работать в режиме сцинтиграфии всего тела или прицельной проекции определённых участков. С помощью сцинтиграфии онкологи проводят оценку эффективности химической и лучевой терапии, определяют жизнеспособность имплантатов в костной ткани. Процедуру не выполняют беременным женщинам и пациентам, состояние которых оценивается как тяжёлое.

В Юсуповской больнице врачи функциональной диагностики проводят ультразвуковое исследование с помощью новейших аппаратов экспертного класса. Они позволяют увидеть чёткую картинку и получить качественное изображение. Дифференциальную диагностику опухолей мягких тканей проводят с помощью эластографии – метода, основанного на визуализации мягких тканей, определения их упругости и других характеристик. Онкологи назначают ультразвуковое исследование следующих анатомических областей:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.