Главная » Статьи » Клиника последнего шанса

Клиника последнего шанса

Мы продолжаем рассказывать о клиниках, в которых проходят лечение подопечные Русфонда. Один из давних наших партнеров – НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р. М. Горбачевой. Он был открыт на базе вуза, который теперь называется 1-й Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И. П. Павлова. С открытия – с 2008 года – новый институт стал партнером Русфонда по программе «Русфонд.Онкология». Наш выбор объясняется тем, что эта клиника одной из первых в стране начала делать трансплантацию здорового костного мозга онкобольным детям. Эта операция – последняя надежда для маленьких пациентов и их родителей.

От эксперимента к «рутине»

Петроградская сторона, улица Рентгена. Здесь повсюду встречаешь молодых людей в белых халатах. И не удивительно: на этой и соседних улицах расположены здания Первого меда (так для краткости называют университет). Одно из них – НИИ им. Р.М. Горбачевой. Строительство здания шло с 2003 по 2007 год, с 2008-го клиника работает. А началось все давным-давно, в конце 1960-х, когда студент Первого меда Борис Афанасьев стал заниматься кроветворными стволовыми клетками.

– Тогда только-только стали появляться первые работы по этой теме, – вспоминает Афанасьев, уже не Борис, а Борис Владимирович, давно не студент, а профессор, доктор медицинских наук, директор института. – Но уже тогда мне было ясно, что наш интерес к стволовым клеткам неминуемо должен привести к трансплантациям, что это очень важно… А теперь трансплантация – банальная, рутинная процедура.

До сих пор многие считают (а журналисты даже и пишут), что трансплантация костного мозга (ТКМ) – это сложнейшая операция, хирургическое вмешательство сразу в два организма – донора и реципиента, что речь идет о взятии костного мозга у первого и о «внедрении» его второму. Но костный мозг нужен не сам по себе – нужны гемопоэтические (кроветворные) стволовые клетки, которые в нем находятся. И эти клетки с помощью специальных препаратов можно заранее «выгнать» в кровь, а потом сепарировать, то есть отделить их, сконцентрировать – и вот это уже трансплантат. Он выглядит как обыкновенная кровь. А сама трансплантация выглядит как переливание крови – да, собственно, переливанием и является.

Разыскивается донор

«Банально, рутинно» – для профессора Афанасьева. Но по сути все же очень сложно. И опасно в смысле последствий. Даже собственные, заранее взятые у пациента, а затем обработанные и пересаженные ему же клетки (это называется аутологичная ТКМ) организм стремится отторгнуть. Даже клетки, взятые у брата или сестры (аллогенная родственная ТКМ), бывают совместимыми только в четверти всех случаев, иммунная система воспринимает их как чужие. Пересадке родительских клеток предшествует сложнейшая процедура разделения их на совместимые и несовместимые – ведь родители бывают совместимыми с детьми максимум наполовину. Это гаплоидентичная ТКМ – сама опасная, действительно терапия последнего шанса. Она даже опаснее, чем аллогенная неродственная ТКМ – от совместимого по генам донора. Одно из опаснейших последствий называется РТПХ – реакция «трансплантат против хозяина». Чтобы иммунная система не отторгала спасительные клетки, врачи искусственно снижают иммунитет пациента практически до нуля. Но тут другая опасность: любая безобидная инфекция в отсутствие иммунитета может оказаться гибельной.

– Мы делаем сейчас больше всех ТКМ в России, порядка трехсот в год, взрослым и детям, – говорит Борис Афанасьев. – Без Русфонда мы бы столько сделать просто не смогли. Государство оплачивает только саму трансплантацию, но поиск совместимого донора в международном регистре не оплачивает, а это более €18 тыс. И некоторые дорогие лекарства, которые жизненно необходимы в посттрансплантационный период, госказна тоже не оплачивает. Именно здесь на помощь нам, детям, я бы сказал, и государству тоже приходит Русфонд.

В 2013 году Русфонд и Первый мед, а фактически НИИ им. Р.М. Горбачевой, в дополнение к «Антираковому корпусу» начали новую программу. Она называется «Регистр против рака».

– Речь идет о создании отечественного регистра доноров костного мозга, – объясняет Борис Афанасьев. – Это, конечно, сейчас наш самый важный и самый масштабный проект. В России до сих пор нет национального донорского регистра, и мы ищем совместимых доноров в международной базе, привозим трансплантат из Европы. Но это если находим донора. А ведь в некоторых случаях и не находим! России с ее генетическим своеобразием и многообразием собственный регистр просто жизненно необходим.

Есть шанс!

Клиника последнего шанса – а по внешнему виду не скажешь. Игровая комната – ребята возятся на горке, мамы разговаривают на скамейке. Еще одна комната – с кучей DVD-дисков, синтезатором и настольными играми.

Яна Веселова лежит в палате на седьмом этаже и смотрит мультфильмы. На медицинских приборах в ряд выстроились иконки. У двухлетней девочки диагностировали острый миелобластный лейкоз, причем один из самых опасных его вариантов. Необходимая сумма на поиск донора и лекарства была собрана читателями Русфонда еще в январе этого года, неродственного донора нашли в апреле, а в июне была проведена ТКМ.

Яна не очень довольна визитом корреспондента в палату. Сначала закрывает рукой лицо, когда пытаюсь ее сфотографировать, потом, наконец, оказывает милость, разрешает. А потом ей уже просто не до меня, она морщится от боли и просит маму погладить живот. Мама гладит. «Ничего не ест», – жалуется она. Материнские прикосновения делают свое дело, и дочь потихоньку снова отвлекается на лэптоп с мультиками. Врачи говорят, что дела у Яны идут неплохо, что сейчас болезнь отступила: ремиссия.

«Банальная, рутинная процедура» – это Афанасьев сейчас может так сказать. А первая трансплантация ребенку была проведена только в 1990 году.

– Это был четырехлетний мальчик с острым лейкозом и несколькими серьезными рецидивами, – вспоминает профессор. – А донором стал его брат. К нашему удивлению, все прошло идеально. Вторую трансплантацию делали шестилетней девочке, донором стала ее сестра. Вдохновленные успехами, мы открыли на базе университета российско-германскую клинику, стали делать неродственные трансплантации. В 1997 году в структуре Первого меда появился Центр гематологии, куда вошло отделение ТКМ для взрослых и детей. В 2000 году начала работать реконструированная клиника ТКМ, оснащенная в соответствии с международными стандартами. Ну а остальное вы уже знаете: строительство клиники на 60 коек, 300 трансплантаций ежегодно…

– Триста – это много или мало?

– Это много, – отвечает Афанасьев. – По этому показателю мы входим в семерку или даже в пятерку лучших в Европе. Но дело не только в количестве. 20 лет назад при лейкозах выживало лишь 10 процентов больных. А сейчас – свыше 80.

Другими словами, последний шанс все чаще становится спасительным.

Артем Костюковский
Фото автора

В НИИ им. Р.М. Горбачевой ежегодно проводится около 300 трансплантаций. Это самое большое количество в России

Директор клиники Борис Афанасьев во время обхода

Деньги на поиск донора и лекарства Яне Веселовой собрали читатели Русфонда в январе этого года, а в июне была проведена ТКМ

В игровой комнате

Поделки, выполненные пациентами клиники

Как петербургские врачи развивали пересадку костного мозга — метод, который спасает жизни людей с раком

В субботу, 19 сентября, отмечается Всемирный день донора костного мозга. О том, как петербургские врачи боролись за развитие трансплантации костного мозга и какую роль в этом сыграл фонд AdVita, «Собака.ru» рассказала Людмила Зубаровская, д.м.н, профессор, ведущий специалист в области трансплантации костного мозга НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р. М. Горбачевой.

О внедрении метода трансплантации костного мозга и о том, какую роль в этом сыграл Борис Афанасьев

Каждый год в НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р.М.Горбачевой проводят более 400 трансплантаций костного мозга пациентам с болезнями крови, с онкологическими и наследственными заболеваниями. Одним из основоположников этого сложнейшего метода в России был петербургский профессор Борис Владимирович Афанасьев. Врач ушел из жизни весной 2020 года в возрасте 72 лет, и для нас это невосполнимая утрата.

После окончания института Борис Владимирович Афанасьев в течение многих лет занимался экспериментальной гематологией в Первом медицинском университете, при этом став одним из ведущих гематологов-клиницистов в стране. Защитив докторскую диссертацию, он много говорил о необходимости внедрять метод трансплантации костного мозга в Советском Союзе. К тому времени в мире уже появились первые положительные результаты использования этого метода, хотя внедрение происходило тяжело, было много случаев с осложнениями, что, конечно, вызывало негативную реакцию. Тем не менее, продолжались исследования, разработки.

«С помощью трансплантации костного мозга пытались спасти людей, которые работали на ликвидации аварии в Чернобыле и подверглись серьезному облучению»

В СССР первые публикации о том, что этот метод эффективен появились в 1970-х годах, но поначалу он не получил широкого распространения – трудности, которые его сопровождали, казались непреодолимыми. Но произошли трагические события, связанные с катастрофой в Чернобыле. Людей, которые работали на ликвидации аварии и подверглись серьезному облучению, пытались спасти с помощью трансплантаций. К сожалению, это не получилось – поражение внутренних органов было слишком обширным, неравномерным и тяжелым. Тем не менее, стало понятно, что аварии такого характера могут происходить, и на трансплантацию костного мозга стали возлагать большие надежды. Гематологи также осознали возможность с помощью трансплантации излечения пациентов от наиболее тяжёлых злокачественных и незлокачественных заболеваний системы крови.

Тогда московского гематолога, теперь уже академика РАН, профессора Савченко Валерия Григорьевича и Бориса Владимировича отправили на стажировку в Америку, в Сиэтл, в Центр по изучению рака имени Фрэда Хатчинсона, где работал основоположник метода трансплантации костного мозга, в последующем Нобелевский лауреат Донналл Томас. Когда они вернулись, было открыто два отделения трансплантации костного мозга – в Москве и Петербурге.

В 1991 году под руководством Бориса Владимировича прошла первая аллогенная трансплантация костного мозга ребенку в Советском Союзе. Но начались 90-е, тяжелый период, когда не было лекарств и никаких возможностей.

Борис Владимирович Афанасьев. Фото: @spbgmupavlova

О международном сотрудничестве и открытии клиники

Во время поездок на симпозиумы в Германию Борис Владимирович познакомился с сотрудниками Гамбургского университета. Они стали оказывать нам поддержку. Гамбург был городом-побратимом тогда еще Ленинграда. Бургомистр Гамбурга и мэр Ленинграда Анатолий Собчак заключили соглашение. Стали возможны стажировки, обучение врачей – и взрослых, и педиатров. Тогда почти все наши врачи прошли стажировку в Гамбургском университете, центре трансплантации костного мозга, руководимом профессором Акселем Цандером. Стала возможна помощь лекарсствами, медицинским оборудованием. Это была очень серьезная поддержка, но ее было достаточно только для того, чтобы начать использовать этот метод лечения. По-прежнему происходил большой отток пациентов, особенно детей, на лечение за границу. Развивать метод внутри страны должны были уже российские врачи.

Читайте также:  Можно ли по анализу крови определить онкологию в организме

Тогда Борисом Владимировичем совместно с врачами из Германии было предложено создать университетскую клинику для трансплантаций костного мозга. Эту клинику открыли при ПСПбГМУ им. акад. И. П. Павлова в 2000 году, по тем временам она была очень современной.

О создании НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р.М. Горбачевой

Но вот мы открылись и стали делать первые успешные трансплантации, в том числе у детей. Это вызвало большой резонанс, люди стали успокаиваться, увидев, что помощь детям оказывается. Но открытие клиники не решило всех проблем, связанных с потребностью в трансплантациях – пациентов много, родственных доноров очень мало, найти их было большой проблемой. В это время мы получили возможность начать программу по трансплантации от неродственного донора.

Горбачев-Фонд обратился к нам с предложением о поддержке. Фонд тогда сотрудничал с Национальным резервным банком. Борисом Владимировичем при поддержке администрации университета совместно с Фондом было инициировано строительство в университете Институт детской онкологии, гематологии и трансплантологии, который был назван в память о Раисе Максимовне Горбачевой, много сделавшей для улучшения качества лечения детей с лейкозами в России. В сентябре 2007 года он был открыт. С тех пор мы развиваемся. В этом году нам уже 13 лет.

Личный опыт: «Моя дочь в 2,5 года столкнулась с лейкозом и оказалась настоящим бойцом!»

О поиске спонсоров, командной работе и создании фонда AdVita

Первые годы врачам, мне в том числе, приходилось много контактировать, иногда и по вечерам – обзванивать потенциальных спонсоров, предприятия, которые могли оказать поддержку. Мы работали командой, вместе с врачами из регионов, настраивали систему, выстраивали цепочку. Старались все, особенно педиатры. Одним из первых, еще в 1992 году, нам оказал поддержку Череповецкий металлургический завод – они помогли с лечением девочки из Вологодской области. В Петербурге, к сожалению, подобных спонсоров среди организаций не могу никого выделить.

Однажды к нам с предложением о помощи пришел Павел Гринберг. Годы были сложные – не так много людей могли и хотели заниматься благотворительностью. Павел проявил очень серьезную настойчивость. Некоторые регионы и предприятия тогда стали выделять деньги на поиск неродственного донора, но многим пациентам спонсора найти не удавалось. Тогда Борис Владимирович выразил желание, чтобы помощь была направлена именно на развитие аллогенной трансплантации костного мозга (пересадки от донора – прим. Ред.) – сначала для детей, потом и для взрослых.

Павел сыграл в организации этой помощи очень большую роль. Конечно, в первое время было сложно, поначалу помощь была не очень большой – у фонда должен был появиться авторитет, возможности. Для этого необходимо время.

Мы выступили соучредителями этого фонда. Борис Владимирович с самого начала и до самого последнего дня был его председателем, очень много в него вложил. Сейчас фонд AdVita авторитетен, его знают как идеально работающий фонд.

О первой донорской акции и становлении российского донорского регистра

Перед открытием клиники мы готовились к неродственным трансплантациям, и Борис Владимирович инициировал создание регистра неродственных доноров. Он был знаком с сотрудниками немецкого донорского регистра имени Штефана Морша, с его основателем Эмилем Моршем. Сотрудники этой организации приезжали к нам, помогали нам запустить эту программу. Мы провели первую акцию по привлечению неродственных доноров на типирование – тем самым мы хотели отметить, что регистр в России начинается. Были собраны первые образцы крови. Логотип акции создал художник, папа девочки, которая у нас лечилась. Потом мы передали его фонду AdVita, и он стал его логотипом.

Клинике без жертвователей не обойтись, причем помощь нужна и специализированная, и программная. Одна из важных программ – это развитие российского донорского регистра, но на базе государственного учреждения. Он уже существует в рамках объединенной базы данных медицинских учреждений и очень хорошо работает. У нас уже нет такой зависимости от международного регистра, хотя иногда доноров все еще приходится искать за рубежом. Основная помощь нужна для оплаты типирования доноров, работы лабораторий, проживания иногородних пациентов, их индивидуальных нужд, некоторых лекарственных препаратов – тех, что еще не зарегистрированы в России, или с которыми возникли перебои. Сегодня нам помогают несколько фондов, но с AdVita мы с самого начала, это особенная связь.

Помочь фонду AdVita в лечении пациентов, нуждающихся в трансплантации костного мозга, вы можете здесь.

Крутой маршрут российской онкологии: врачи говорят, что у них уже начались сложности

Может ли онкопациент выбрать клинику? Почему проведение консилиума привязали к количеству коек? Мы снова обсуждаем новый порядок маршрутизации онкопациентов. Похоже, проблем сейчас больше у врачей, пациентов новый закон коснется в последнюю очередь

Химиотерапия в центре амбулаторной онкологической помощи (ЦАОП) городской клинической больницы им. С.П. Боткина. 28.09.2021. Фото: Гавриил Григоров/ТАСС

С 1 января приказ Минздрава № 116н, наделавший столько шума, вступил в действие. Что же из этого вышло?

Мы уже писали, что думают о новом порядке врачи, юристы и другие причастные, когда приказ Минздрава РФ от 19.02.2021 № 116н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи взрослому населению при онкологических заболеваниях» еще только обсуждался в медицинском сообществе, в общественных организациях и среди пациентов.

Одним из ключевых моментов этого обсуждения стал круглый стол, который провел фонд поддержки противораковых организаций «Вместе против рака». Его участники приняли резолюцию с детальным разбором документа и предложениями по его корректировке и направили ее руководству Минздрава и первым лицам государства. А мы в своем материале постарались представить разные точки зрения, поскольку новый порядок медпомощи онкобольным с самого начала вызывал немало опасений и споров.

Недавно в пресс-центре ИА «Росбалт» (агентство внесено Минюстом РФ в список иностранных агентов) в Санкт-Петербурге прошла пресс-конференция под названием «Новый порядок маршрутизации онкопациентов: „крепостное право“ или решение проблемы?». Его участники попытались дать оценку уже работающему документу.

ЦАОП идет на смену районному онкологу

– В чем заключаются нововведения и зачем они были нужны? – спросила ведущая Татьяна Хрулева у Алексея Беляева, директора НМИЦ (Национальный медицинский исследовательский центр – прим. авт.) онкологии им. Н. Н. Петрова (Санкт-Петербург), главного внештатного специалиста-онколога СЗФО.

– Одна из наших главных задач – обеспечить доступность лечения. Что мы под этим понимаем? Прежде всего, бесплатное получение специализированной медицинской помощи (в том числе высокотехнологичной), обследования и реабилитации. Кроме того, мы должны обеспечить и территориальную доступность тех видов онкологической помощи, которые можно «подвинуть» ближе к пациенту, например создание ЦАОПов, – говорит Алексей Беляев.

Центр амбулаторной онкологической помощи (ЦАОП) – новое структурное подразделение для оказания первичной специализированной медпомощи в амбулаторных условиях и в дневном стационаре. В перспективе эти центры должны заменить кабинеты районных онкологов.

– Это новый этап онкологической помощи. Если раньше пациент должен был бегать по разным специалистам, то здесь все собрано в одном месте: онколог, эндоскопия, КТ, забор материала, постановка диагноза…

Отсюда его отправят в специализированную клинику, а потом, возможно, он вернется на химиотерапию. Здесь его возьмут на диспансерный учет, он будет находиться под динамическим наблюдением. Причем четко расписаны все сроки: сколько времени должна занимать каждая стадия обследования и лечения, – объясняет Алексей Беляев.

Не летаем в космос на арбе

Институт ядерной медицины в подмосковных Химках. 02.11.2021. Фото: Гавриил Григоров/ТАСС

По словам директора НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова, новый порядок также предполагает усиление контроля за соблюдением клинических рекомендаций. Соответственно, какие-то медучреждения, не соответствующие установленным требованиям, могут не попасть в перечень клиник, определяющих тактику лечения онкологических пациентов, либо будут подчиняться консилиумам других учреждений.

– Эта особенность нового порядка и вызвала все разговоры о том, что «где-то кого-то пытаются потеснить», – считает Алексей Беляев.

– А как новый порядок влияет на самих пациентов?

– Я не вижу, чтобы он как-то на них влиял. Маршрутизация идет по тем каналам, где есть качество и безопасность.

Одной из претензий к новому порядку было то, что, по мнению его критиков, нарушается право пациента на выбор клиники и врача, прописанное в федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Об этом сказано в резолюции, упомянутой выше.

Рашида Орлова, главный специалист по клинической онкологии санкт-петербургского Городского клинического онкологического диспансера, с критиками не согласна:

– Никакой дискриминации нет: если пациент захочет, он может выбрать клинику. Но основной камень преткновения – то, что не все учреждения могут выполнить клинические рекомендации. У нас много центров, которые занимаются только лекарственной терапией. Как только они смогут обеспечить комплексный подход – добавить лучевую терапию и хирургию – будут участвовать в лечении и войдут в список маршрутизации. В конце концов, мы же в космос не летаем на арбе!

– Может ли пациент сделать операцию в клинике по своему выбору, у конкретного врача, а химию или лучевую терапию получить, скажем, в онкодиспансере?

– В Санкт-Петербурге определен такой порядок: там, где пациент начал лечение, в этой клинике целесообразно его и закончить.

Если есть медицинские показания

– Новый порядок предусматривает телемедицинские консультации с федеральными медцентрами. В первую очередь, вероятно, это касается пациентов в регионах… Ограничений нет: мы консультируем пациентов из всех 85 регионов РФ, – говорит Анна Малкова, руководитель информационно-сервисной службы и отдела телемедицинских технологий НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова. – Около 70 % консультаций проходят в рамках консилиума, после чего в регион высылают рекомендации.

Читайте также:  Омез препарат для лечения серьезных желудочных патологий

Вслед за Рашидой Орловой Анна Малкова подчеркивает: никто не отбирает у пациента право выбора клиники:

– В пункте 13 нового порядка сказано, что врач-онколог ЦАОПа направляет пациента в онкодиспансер, в онкологическую больницу или иную медорганизацию. Попасть в наш или другой НМИЦ – никаких проблем, если есть медицинские показания. Если врач-онколог диспансера по какой-то объективной причине не хочет отправлять запрос, я всем даю один и тот же совет: обратитесь к главврачу или завотделением – уверяю вас, ни один руководитель не рассматривает такое заявление больше пяти дней.

Консилиум – это не о количестве коек

В Республиканском клиническом онкологическом диспансере в Набережных Челнах, Татария. 23.01.2021. Фото: Максим Богодвид/РИА Новости

До сих пор все участники пресс-конференции только хвалили новый порядок. Наконец дошло и до критики.

– В чем главные претензии со стороны медицинского сообщества? – спросила ведущая.

– Я согласна, что решение, касающееся тактики лечения должно приниматься коллективом специалистов – хирургами, лучевыми терапевтами и химиотерапевтами, но, когда мы говорим о соответствии или несоответствии какого-то медучреждения рекомендациям, мы забываем, что консилиум – это не о количестве коек, это не о наличии или отсутствии аппаратуры, – ответила Полина Шило, врач-онколог, программный директор Высшей школы онкологии. – Суть не в машинах, а в медиках, которые проводят эти консилиумы.

Мне не очень понятно, почему в клинике, где стоит лучевая установка, можно руководить лечением онкопациента, а в той, где ее почему-то нет, нельзя. И врачи этой второй клиники должны отправить пациента на консилиум и пассивно подчиниться рекомендациям. Я не понимаю, как койки связаны с качеством лечения, тем более что химиотерапию в большинстве случаев можно делать амбулаторно – это мировая практика: чем меньше времени пациент проведет в стационаре, тем лучше для него, тем меньше у него шансов подхватить внутрибольничную инфекцию. Консилиумы необходимы, но можно же приглашать сторонних специалистов.

По мнению Полины Шило, пациент вообще исключен из этой системы: его мнением никто не интересуется, он сведен к набору медицинских документов и параметров и так же пассивно перемещается из клиники в клинику.

– Еще один момент: ряд онкологических заболеваний, например, опухоли щитовидной железы, лечат не онкологи. Сейчас пациенты с этой патологией попадут на консилиум к специалистам, которые встречались с такими случаями значительно реже, чем хирурги-эндокринологи, которые чаще всего занимаются подобными опухолями. Вопросов много, и хотелось бы, чтоб комментарии врачебного сообщества были учтены.

Единственный минус

– В Петербурге 15 ЦАОПов, скоро будет 18. У нас проще без задержки получить направление в специализированный центр. А как в регионах? Не будет ли задержки с этим новым порядком? Ведь это не секрет, что людей иногда стараются любыми путями оставить в регионе, не отправлять в центр. И люди на свой страх и риск приезжают в тот же НИМЦ имени Петрова…

– Бывает, что к нам приезжает пациент, которому не выдали направление по форме 057у или 1363н. Это не имеет значения. У нас есть отдел высокотехнологичной медицинской помощи, мы сами заказываем квоту в регионе, госпитализируем пациента в рамках государственных гарантий и проводим лечение. А если наш консилиум назначает ему химиотерапию, он проходит ее дома. Единственный минус, что дообследование пациента в этом случае будет сделано за его счет, – отмечает Анна Малкова.

Минус, может, и единственный, но очень существенный. Здесь, наверное, стоит вспомнить, что беспокоило авторов резолюции:

«Онкологический пациент без направления лечащего врача не сможет получить бесплатную помощь, а врач, выдавая направление, должен будет руководствоваться порядком маршрутизации, утвержденным региональными минздравами».

Благотворительный фонд AdVita: реагенты подорожают как минимум вдвое

Сеанс протонной терапии в медицинском радиологическом научном центре им. А. Ф. Цыба, г. Обнинск, Калужская область. 20.07.2021. Фото: Сергей Пятаков/РИА Новости

Представитель благотворительного фонда AdVita был заявлен в числе спикеров пресс-конференции, но, к сожалению, не смог принять в ней участие. Мы сами спросили у Advita, что изменилось в работе фонда не только в связи с новым порядком маршрутизации, но и в связи с драматическими событиями последних недель.

«Какие-то прогнозы строить сейчас очень сложно, поскольку ситуация постоянно меняется. Вероятно, для продолжения работы нам потребуется в разы больше денег и усилий», – считают в фонде.

– Мы работаем с теми, кто уже приехал лечиться в федеральные клиники, поэтому нас и наших подопечных напрямую не касаются проблемы с маршрутизацией, – сказала нам Юлия Паскевич, руководитель PR-отдела фонда AdVita. – Что касается изменений в нашей работе в последнее время, то пока можем сказать следующее.

Первые сложности, с которыми сталкиваются поставщики лекарств и реагентов для лабораторий клиник, связаны с нарушением логистических цепочек. Насколько нам известно, сейчас прорабатываются разные варианты поставок в Россию. Мы надеемся, что решения вскоре будут найдены.

Цены, конечно, тоже вырастут. Уже сейчас мы понимаем, что реагенты подорожают как минимум вдвое. Увеличатся цены и на лекарства. Обе эти статьи расходов составляют значимую часть бюджета фонда.

Мы прикладываем максимум усилий, чтобы сохранить программы фонда и не сокращать объем поддержки людям, которые приезжают в Петербург лечиться от онкологических и гематологических заболеваний, и клиникам.

Мы ожидаем, что сбор пожертвований может сократиться. Уже сейчас некоторые договоренности с компаниями-партнерами поставлены на паузу. Частные жертвователи продолжают помогать. Кто-то из них сообщил о приостановке помощи, но массовой отписки от регулярных пожертвований мы пока не наблюдаем. Мы благодарны всем, кто остается с нами.

Часто к нам обращаются с вопросами о сотрудничестве с международным регистром доноров костного мозга. Сами регистры, находящиеся за пределами России, не отказывают российским пациентам в предоставлении трансплантатов. Но возникают проблемы с доставкой.

Впрочем, началось это не сейчас, а в пандемию. Правда, последние два года процент неродственных трансплантаций от доноров из российских регистров все время рос. Например, в НИИ ДОГиТ им. Р. М. Горбачевой (это одна из крупнейших в России клиник, которая ежегодно проводит более 400 трансплантаций костного мозга) статистика по неродственным трансплантациям от российских доноров выглядит так: в 2019 – 48%, в 2020 – 77%, в 2021 – 82%.

Если вы хотите поддержать программы фонда, то лучшее, что сейчас можно сделать, – оформить подписку на ежемесячные платежи, например, на сайте podpiska.advita.ru. Это позволит нам оперативно реагировать на срочные заявки и поддерживать программы помощи.

Сергей К., врач-онколог (Ростов-на-Дону): «Необязательно покупать все продукты в одном магазине»

Центр онкологической помощи Боткинской больницы. 28.09.2021. Фото: Гавриил Григоров/ТАСС

– У меня двойственное отношение к новому порядку оказания медпомощи онкологическим больным, прописанному в Приказе № 116н. Скажем, районный онколог при подозрении на злокачественное образование уже не может сделать пациенту биопсию по месту жительства – он должен отправить его в клинику, где есть упомянутые в приказе три отделения: химиотерапии, хирургии и радиологии. Это, на мой взгляд, довольно спорный момент.

Если раньше человек приезжал уже с готовыми стеклышками и гистологическими блоками, которые можно было просто пересмотреть, то сейчас он должен встать в очередь на биопсию. При доступной локализации опухоли – скажем, если это молочная железа, мне кажется, это вполне можно было бы сделать на месте: не такая уж сложная манипуляция.

Особенно проблематично, если пациент живет в глубинке и может добраться до областного центра только на автобусе: получается, что он не может хотя бы частично решить вопросы со своей болячкой по месту жительства. Конечно, тут может начаться наше обычное обхождение закона: можно ведь и «не заподозрить» онкологию и взять биопсию, а уже потом по факту что-то найти.

– Но ведь сейчас речь идет об организации ЦАОПов на местах. Разве они не могут этим заняться?

– А я их еще не видел. Первый раз услышал о них года три назад, даже видел людей, которых оформляли туда на работу, но работающих ЦАОПов, по крайней мере, у нас в области, не знаю ни одного. Разве что на бумаге. Если вы знаете – скажите мне.

Но главная проблема в другом: в клинике, где раньше можно было оперировать пациентов, где все условия позволяли это делать, теперь будет нельзя из-за того, что там нет, допустим, отделения радиологии. А ведь все упирается прежде всего в человеческий фактор.

Если этот приказ отсечет хирургов с недостаточной квалификацией (а онкологические операции имеют ряд специфических особенностей), я буду это только приветствовать. Но может случиться и так, что хорошие квалифицированные врачи будут отстранены от операций по формальным причинам. Мы же необязательно покупаем все продукты в одном магазине – почему же нельзя пройти лучевую терапию в другом лечебном учреждении?

Правда, пока что на практике жесткие рамки не обозначены: я думаю, что закон просто еще не заработал в полную силу. В любом случае, его действие сначала почувствуют на себе руководители медучреждений, потом врачи. И только в последнюю очередь – пациенты.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Институт онкологии им р м горбачевой официальный сайт

  • Профильная комиссия

Министерство здравоохранения Российской Федерации

Федеральный фонд обязательного медицинского страхования

Фонд борьбы с лейкемией

Медицинская наука

Министерство науки и высшего образования Российской Федерации

  • Главная >
  • Клиника >
  • Пациенту >
  • Правила записи на прием

Правила записи на первичный прием

ФГБУ НМИЦ гематологии осуществляет первичную специализированную медико-санитарную помощь взрослому населению (от 18 лет и старше):

  • консультации врача-гематолога,
  • проведение диагностических мероприятий,
  • оказание специализированной медицинской помощи в условиях дневного стационара.

Плановая медицинская помощь оказывается пациентам без признаков ОРВИ и внебольничной пневмонии с нормальной температурой тела. С учетом сохраняющейся неблагоприятной эпидемиологической обстановки, для вашей безопасности, а также для безопасности других пациентов рекомендуем вам прийти на прием к врачу-гематологу с отрицательным результатом ПЦР-исследования на COVID-19 давностью не более 5 суток. Если вы уже перенесли коронавирусную инфекцию или прошли двукратную вакцинацию от COVID-19, желательно предоставить сертификат о вакцинации и/или справку о наличии антител к Covid-19.

Читайте также:  Увеличение подмышечных лимфоузлов

Консультации врачами-гематологами проводятся в рамках программы ОМС гражданам РФ при предоставлении полного пакета документов.

Гражданам иностранных государств и пациентам РФ, не имеющим необходимых документов для проведения консультаций в рамках программы ОМС, оказание медицинской помощи осуществляется на платной основе.

В ФГБУ НМИЦ гематологии нет прикрепленных пациентов ОМС.

Прием всех пациентов осуществляется только по предварительной записи .

Заочная консультация законному представителю пациента не производится.

Документы для получения консультации в рамках программы ОМС

1. Направление (форма 057/у-04) от терапевта, районного гематолога, онколога или от Департамента здравоохранения субъекта Российской Федерации со всеми необходимыми печатями и штампами.

В направлении обязательно должны быть указаны

  • номер направления;
  • в качестве медицинского учреждения, куда направляется пациент, должен быть указан наш Центр — ФГБУ «НМИЦ гематологии» Минздрава России;
  • специальность, фамилия, имя, отчество и служебный телефон врача, направившего пациента;
  • диагноз или ведущий синдром;
  • цель направления.

При отсутствии направления, при отсутствии в направлении названия нашего учреждения, при отсутствии номера в направлении пациенты не могут быть приняты по ОМС.

2. Выписка из медицинской карты (форма 027/у) с подробным письменным обоснованием необходимости проведения консультации специалиста Центра (сложность, нетипичность течения заболевания, неэффективность предыдущего лечения и т. д.). Другие медицинские документы (копии): протоколы результатов исследований, стекла и блоки биопсии, стекла цитологического исследования, диски КТ/МРТ или снимки и др.

3. Полис обязательного медицинского страхования — ОМС (оригинал + копия).

4. Паспорт (оригинал + копия).

5. СНИЛС — страховой номер индивидуального лицевого счёта страхового свидетельства обязательного пенсионного страхования (оригинал + копия).

Документы для получения консультации на платной основе

2. Копия выписки из медицинской карты (форма 027-у) с подробным письменным обоснованием необходимости проведения консультации специалиста Центра (сложность, нетипичность течения заболевания, неэффективность предыдущего лечения и т. п.). Желательно, другие медицинские документы (копии): протоколы результатов исследований, стекла и блоки биопсии, стекла цитологического исследования, диски КТ/МРТ или снимки и др.

Запись на консультацию

Запись на консультацию осуществляется по телефонам +7 (800) 775-05-82 и +7 (495) 612-45-51 (пн—пт: с 8:00 до 20:00) при наличии свободных мест.

Прием пациентов с нарушением свертывания крови (гемофилия, болезнь Виллебранда, тромбоцитопатии, тромбофилии, другие нарушения гемостаза) проводится в клинико-диагностическом отделении гематологии и нарушений гемостаза.

Сдача анализов производится без записи.

Прием биоматериала осуществляется только при наличии паспорта пациента или его копии.

На инструментальное и лучевое диагностическое исследование необходима предварительная запись.

Уважаемые пациенты!

ФГБУ НМИЦ гематологии является федеральным учреждением, и оказание медицинской помощи осуществляется гематологическим пациентам в тяжелейшем состоянии.

Пациенты в тяжелом состоянии в экстренных случаях принимаются вне очереди. Врач сам принимает решение, в какой очередности будут приняты больные, что нередко ведет к изменениям в графике приема плановых пациентов.

Просим вас проявлять понимание и терпение.

Прием пациентов осуществляется по предварительной записи.

Все пациенты, записанные на прием, будут приняты в день записи.

Если время планового приема, пропущено по причине существенного опоздания пациента, врач примет пациента, когда он освободится.

Пропуск на территорию Центра

Пропуск на территорию Центра пациентов и иных посетителей производится по паспортам или иным удостоверениям личности на одном из оснований:

  • направление на консультацию или обследование, выписанное врачом НМИЦ гематологии;
  • направление на лабораторные исследования, выписанное врачом другого медицинского учреждения;
  • заблаговременно поданная заявка заведующему или ответственному лицу того подразделения, куда пациент направляется;
  • запись на консультацию к врачу по телефону.

В связи с ограничительными мерами, прекращается допуск сопровождающих лиц пациентов поликлинического отделения и дневных стационаров НМИЦ гематологии. В отдельных случаях сопровождение тяжелобольных согласовывается с заведующими отделениями.

Заявку на пропуск сопровождающего необходимо также заблаговременно оформлять в соответствующих подразделениях.

Врачи-гематологи консультативного приема

Прием осуществляется по будням с понедельника по пятницу с 10:00 до 16:00.
График работы врачей: по факту записи.

Онкологическая клиника

oncoclinic building

Первая в РФ негосударственная онкологическая клиника полного цикла открыла свои двери в ноябре 2008 года в пос. Песочный на окраине Санкт-Петербурга. С нее началось развитие лечебного направления в деятельности Медицинского института им. Березина Сергея (МИБС), который к этому моменту уже уверено занял ведущую позицию в российской лучевой диагностике.

Сегодня Онкологическая клиника МИБС – одно из самых современных медицинских учреждений данного профиля в стране. Мы являемся безусловными лидерами своей отрасли по уровню знаний, опыта и профессиональной подготовки медицинского персонала, а также по набору диагностического, хирургического, радиохирургического и радиотерапевтического оборудования, имеющегося в нашем распоряжении.

Комплексный подход

С первого дня работы Клиники мы реализуем комплексный подход в борьбе с раком с применением современных методов лучевой терапии, хирургии, лекарственной терапии. Каждому пациенту персональную тактику терапии разрабатывает междисциплинарный консилиум врачей, включающий онкологов, радиотерапевтов, нейрохирургов, хирургов, химиотерапевтов, анестезиологов. Слаженное взаимодействие мультидисциплинарной команды позволяет определить оптимальный план лечения и отслеживать его результативность на всех этапах, при необходимости внося своевременные коррективы. Внимание со стороны врачей – терапевтов, физиотерапевтов, психологов – на протяжении всего пребывания в Клинике помогает пациентам лучше справляться с болезнью.

Хирургические операции любой сложности в Онкологической клинике МИБС

Хирургия ускоренной реабилитации

Наши хирурги-онкологи высокой квалификации выполняют вмешательства любой сложности, в любом объеме, на любой стадии заболевания¸ удаляя новообразования как традиционным (открытым) способом, так и с использованием лапароскопического и эндоскопического оборудования. Удаление опухолей центральной нервной системы нейрохирурги МИБС проводят под контролем операционного микроскопа ZEISS OPMI PENTERO 900, который относится к оборудованию экспертного класса. Техническая оснащенность Клиники позволяет нашим врачам выбирать минимально травмирующие методы хирургического лечения, отдавая предпочтение органосохраняющим операциям.

Хирургическое отделение Клиники представлено современным операционным блоком с отделением анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии. Лечебный процесс организован по принципу FastTrack (хирургия ускоренной реабилитации), внедрение которого снижает травмирующую нагрузку на организм пациента, обеспечивая скорейшее выздоровление после оперативных вмешательств.

Лидерство в радиохирургии

Радиохирургия — область, в которой МИБС является безусловным лидером в нашей стране. С 2008 года в Онкологической клинике в Песочном успешно работает отделение, оснащенное Гамма-ножом. Операции, проведенные на этой установке, являются «золотым стандартом» в радиохирургии головного мозга. Только за первый год работы нами было проведено более 300 радиохирургических вмешательств, что составило половину всех выполненных в Российской Федерации.

Ныне Гамма-нож МИБС выполняет более 1600 лечений ежегодно, и с 2014 года неоднократно признавался производителем – компанией Elekta — самым активно оперирующим в мире. К 2022 году количество прошедших лечение на нем превысило 15 тысяч человек. В 2011 году, помимо Гамма-ножа, в МИБС появилась еще одна уникальная радиохирургическая установка — Кибер-нож, позволяющая лечить новообразования практически любой локализации.

Укладка пациента для лечения на Гамма-ноже в Онкологической клинике МИБС в Санкт-Петербурге

Современная лучевая терапия

С 2012 года в отделении конформной лучевой терапии МИБС безопасное современное и эффективное лечение на линейном ускорителе Varian Clinac 2100 получили сотни пациентов. В начале 2013 года был введен в строй первый в России линейный ускоритель Varian TrueBeam STх. Этот аппарат обладает высочайшей технической надежностью, способен удалять новообразования любой сложности и локализации, может использоваться как инструмент для конформного облучения, синхронизированных с дыханием методик или радиохирургического лечения без применения инвазивной рамы.

Сегодня мы имеем все возможности по оказанию современной высококвалифицированной радиохирургической и радиотерапевтической помощи пациентам с опухолями любой локализации, сосудистыми мальформациями и функциональной патологией. При выборе инструмента наши врачи руководствуются исключительно медицинскими факторами, что дает нам неоспоримое преимущество перед клиниками, располагающими только одной установкой.

Передовое лекарственное лечение

В отделении общей онкологии и химиотерапии Онкологической клиники в Песочном осуществляются все виды лекарственной терапии, используемые в ведущих онкологических центрах мира: химиотерапия, гормонотерапия, иммунотерапия. Собственное патоморфологическое отделение с молекулярно-генетической лабораторией, выполняющее все необходимые для современных онкологов виды исследований (гистологические, ИГХ, FISH, ПЦР, секвенирование следующего поколения NGS) дает возможность нашим врачам в кратчайшие сроки разработать оптимальную тактику лекарственной терапии для каждого пациента — с учетом иммуногистохимического статуса и молекулярно-генетического профиля опухоли.

Лекарственная терапия в наше Клинике проводиться как самостоятельно, так и в сочетании с лучевым и/или хирургическим лечением, как амбулаторно, так и в условиях стационара. Для повышения комфорта пациентов, получающих химиотерапию внутривенно, хирурги МИБС под аппаратным контролем устанавливаются имплантируемые порт-системы венозного доступа.

Лечение пациента на радиохирургической установке Кибер-нож в Онкологической МИБС

Высокий профессионализм сотрудников

Врачи и медицинские физики Онкологической клиники МИБС прошли обучение и длительные стажировки в ведущих онкологических центрах США, Европы и Японии. Лучшее из приобретенного опыта мы применяем у себя в центрах. Со многими клиниками, в которых мы побывали, установлены дружеские и партнерские отношения, что позволяет нам поддерживать собственный профессионализм на мировом уровне.

Наши специалисты являются действительными членами таких известных профессиональных объединений, как Всемирного Общества пользователей Гамма-ножа (LGKS), Международного Общества Стереотаксической Радиохирургии (ISRS), Европейского Общества функциональной и стереотаксической нейрохирургии (ESSFN). Врачи МИБС неоднократно выступали с докладами на российских и международных конференциях, их статьи публиковались в таких известных научных журналах, как The Lancet Oncology, Journal of Neurosurgery (AANS), International journal of radiation oncology, biology, physics (ASTRO).

МИБС – крупнейшая медицинская организация

Онкологическая клиника в п. Песочный входит в состав Медицинского института имени Березина Сергея (МИБС). МИБС является крупнейшей в России негосударственной медицинской организацией, включающей в себя почти 80 центров магнитно-резонансной и компьютерной томографии более чем в 60 городах России и Армении, центры ядерной медицины (ПЭТ-КТ диагностики) в регионах РФ, отделение видео-ЭЭГ мониторинга, а также первый в РФ и странах СНГ Центр протонной терапии.

Все региональные диагностические центры связаны в единую телемедицинскую сеть, что позволяет передавать информацию о пациентах в Санкт-Петербург в режиме реального времени. Общий штат организации включает в себя более 2500 сотрудников, из них свыше 500 врачей, в том числе кандидатов и докторов медицинских наук.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.