Главная » Статьи » Питание диета после и во время курса химиотерапии

Питание диета после и во время курса химиотерапии

Химиотерапия вызывает большое количество побочных эффектов. К тому же, она продолжается очень долго: месяцами, а иногда и годами. В этот период важно, чтобы человек нормально питался и хорошо себя чувствовал. С помощью правильного питания можно сохранить здоровье, снизить риск осложнений и сохранить высокое качество жизни даже на фоне химиотерапии.

Зачем корректировать питание

Питание не может изменить эффективность рака. От правильного набора продуктов опухоль не регрессирует быстрее, а дозы химиопрепаратов не станут ниже. И всё же рацион человека в этот период очень важен, так как он позволяет поддерживать здоровье и улучшать самочувствие.

Цели коррекции схемы питания:

  • поддержание нормального веса;
  • снижение риска побочных эффектов, в том числе тяжелых, которые становятся поводом для приостановки, отмены химиотерапии или сокращения дозировок лекарств;
  • улучшение переносимости терапии и повышение качества жизни;
  • предотвращение дефицита отдельных нутриентов, риск которых повышается во время химиотерапии или дефицит которых может иметь особенно тяжелые последствия в период лечения рака.

Опосредованно питание влияет на эффективность лечения рака. При правильном питании у человека снижается риск тяжелых побочных эффектов. В итоге ниже вероятность коррекции или отмены химиотерапии.

Общие рекомендации

Самые важные нутриенты для тех, кто лечится от рака и получает химиотерапию:

Вода. Во время химиотерапии её должно быть много. Не обязательно пить только воду. Употребляйте любые напитки, которые вы любите: сок, молоко, чай и т.д.

Белок. Особенно нужен тем, кто уже перенес операцию по удалению опухоли. Он обеспечит нормальное заживление ран. Белок нужен нам в качестве пластического материала. Это «кирпичи», из которых построен организм. Белки содержатся в мясе, молоке, рыбе, яйцах. Растительного белка много в бобовых, семечках и орехах.

Витамины и минералы. Их поступление обеспечивается достаточным и разнообразным питанием. Можно принимать биодобавки или поливитаминные препараты из аптеки.

Обычно на фоне химиотерапии пищу употребляют часто, но понемногу. Она должна быть калорийной, чтобы избежать потери веса.

Во время лечения необходима регулярная (каждую неделю) оценка таких показателей:

  • масса тела;
  • уровень альбумина и общего белка в крови;
  • уровень гемоглобина;
  • количество лимфоцитов.

Особенности питания зависят от того, какие побочные эффекты химиотерапии развиваются в результате введения лекарств. Ниже мы предоставляем рекомендации по коррекции рациона, в зависимости от преобладающих симптомов.

Кандидат медицинских наук
Опыт работы: Более 19 лет

Отправьте документы на почту cc@clinicnacpp.ru. Возможность проведения лечения рассмотрит главный врач клиники.

Как справиться с потерей веса

На химиотерапии многие теряют вес. Важно не допустить сильного истощения. Предпочтение стоит отдавать продуктам с высокой калорийностью: с большим процентом жира, с высоким содержанием сахара.

Рекомендации, которые помогут увеличить потребление калорий:

  • Покупайте молочные и другие продукты с высоким содержанием жира.
  • Регулярно употребляйте выпечку.
  • Пейте жидкости с высокой калорийностью – например, сладкие фруктовые соки и горячий шоколад.
  • В блюда, которые вы готовите сами, добавляйте больше сахара, сливочного и растительного масла.
  • Ешьте эти блюда с хлебом.
  • Заправляйте салаты высококалорийными соусами.
  • Носите с собой энергетические батончики.
  • Всегда имейте под рукой перекус – не только дома, но и на работе или на прогулке.

Как справиться с тошнотой и рвотой

К числу самых частых побочных эффектов химиотерапии относятся тошнота и рвота. Для их уменьшения используются препараты. Дополнительно можно использовать диетические рекомендации, чтобы справиться с проблемой:

  • ешьте часто, но понемногу;
  • в случае рвоты – пейте много воды, чтобы компенсировать дефицит жидкости;
  • не ешьте жирную еду;
  • избегайте сахара, специй, продуктов с резким запахом;
  • ешьте сухое, безвкусное, однородной консистенции: каша, сухари, фруктовое желе;
  • употребляйте пищу холодной;
  • пейте холодную воду или сок во время еды;
  • не переедайте;
  • избегайте физической активности после еды.

Как справиться с запорами

Запор возникает из-за снижения тонуса кишечника. Основные проблемы: стул слишком твердый, имеет малый объем, выходит только при значительном натуживании или значительно уменьшается частота дефекации.

Справиться с запорами можно без клизм и лекарств, за счет питания. Нужно увеличить потребление всего двух нутриентов:

  • вода (или другая жидкость) – не менее 2 литров в сутки, можно и до 3 литров;
  • клетчатка – не менее 30 г в сутки, а при необходимости и больше (она содержится в овощах, фруктах, злаках, цельнозерновых продуктах).

В качестве источника клетчатки также можно использовать биодобавки: например, микрокристаллическую целлюлозу. Важно пить много жидкости, так как увеличение потребления клетчатки «насухо» может усугубить запоры.

Как справиться с диареей

Диарея связана с секрецией воды в просвет кишечника под влиянием лекарств. Справиться с самой диареей помогут препараты. Задача питания заключается в том, чтобы не допустить обезвоживания организма. Пить нужно не меньше 2 литров жидкости сутки. При длительно сохраняющейся диарее вы теряете не только воду, но и электролиты, поэтому лучше купить в аптеке раствор для пероральной регидратации. Это порошок, который разводят в большом объеме воды и употребляют внутрь для восстановления водно-электролитного баланса на фоне диареи.

Ещё один механизм диареи – усиленная перистальтика кишечника. По возможности нужно избегать его раздражения. Для этого не употребляйте слишком твердую (сырые овощи, семечки) горячую и холодную еду. Пока пищевой комок дойдет до кишечника, его температура будет близка к температуре тела. Однако раздражение верхних отделов пищеварительного тракта рефлекторно влияет и на тонус кишечника.

Восстановление после химиотерапии при онкологии молочной железы форум больных

Советы по лечению рака молочной железы

1. Какие методы применяют для диагностики рака молочной железы?

Диагностика рака требует морфологического подтверждения. Как правило, диагноз устанавливают с помощью эксцизионной биопсии — удаления всего образования под местной анестезией. В некоторых случаях достаточно таких диагностических вмешательств, как тоикоигольная аспирационная биопсия и тренапобиопсия, по вы всегда должны учитывать недостатки методик.

Тонкоигольная аспирационная биопсия позволяет подтвердить злокачественную природу новообразования, однако периодически метод дает ложноположительные результаты. Окончательный диагноз можно поставить только на основании результатов гистологического (а не цитологического) исследования. Если при исследовании материала, полученного с помощью трепанобиопсии, выявляются раковые клетки, диагноз можно считать окончательным, по существует вероятность того, что трепан проведен мимо образования и получены ложноотрицательные результаты.

В отличие от тонкоигольной аспирационной биопсии (когда выполняют цитологическое исследование), трепанобиопсия позволяет проводить дифференциальную диагностику инвазивного рака и рака in situ.

2. Какова роль маммографии после биопсии раковой опухоли?

Маммография, выполняемая после окончательной постановки диагноза, призвана выявить опухоли-сателлиты (полифокальный рак) или опухоли противоположной молочной железы. Маммография позволяет также получить дополнительную информацию, необходимую для решения вопроса о целесообразности сохранения молочной железы (т.е. выполнения сегментарной резекции молочной железы с последующей лучевой терапией) или мастэктомии.

Кисты и высокая плотность ткани молочной железы затрудняют оценку результатов маммографии. В таких случаях лучше выполнить мастэктомию, так как местный рецидив опухоли трудно диагностировать своевременно.

Мамограмма при раке молочной железы

3. Ухудшает ли задержка между выполнением биопсии и началом лечения его результаты?

Вероятно, нет, если этот период составляет от нескольких дней до нескольких недель. Следует избегать задержки более чем па 3-4 недели. Исключение составляют беременные, у которых заболевание может прогрессировать достаточно быстро; в таких случаях немедленное начало лечения особенно важно.

4. В чем различие между неинвазивным (in situ) и инвазивным раком молочной железы?

Неинвазивный рак состоит из злокачественных клеток, рост которых ограничен тем протоком или долькой, откуда они произошли. Вероятность метастазирования рака in situ в лимфатические узлы и другие органы очень мала, так как он не контактирует ни с лимфатическими протоками, ни с кровеносными сосудами (по которым, собственно, и происходит метастазирование).

Рак считают инвазивным, если он пророс базальную мембрану протока или дольки, и поэтому способен метастазировать. Учитывая низкую вероятность распространения опухоли, лимфаденэктомию при неинвазивном раке in situ выполнять не обязательно.

5. Как классифицируют рак молочной железы по стадиям?

Классификация рака молочной железы по стадиям

6. Какое значение имеет деление рака молочной железы на стадии?

Деление рака на стадии имеет большое значение, так как: (1) позволяет использовать общие термины для описания клинической картины заболевания и (2) каждой стадии соответствует определенный риск развития рецидива и уровень смертности. Классификация опухоли по системе TNM производится на основании данных о размере опухоли, наличии метастазов в подмышечные лимфатические узлы и отдаленных метастазов.

В общем, для рака I стадии характерны малые размеры и отсутствие метастазов в лимфатические узлы;
II стадии — средние размеры, отсутствие или наличие метастазов в подмышечные лимфатические узлы.

Рак III стадии представляет собой местнораспространенный опухолевый процесс, как правило, с метастазами в подмышечные лимфатические узлы,
а для IV стадии характерно наличие отдаленных метастазов.

TNM стадии рака молочной железы

7. В какие органы метастазирует рак молочной железы, помимо лимфатических узлов? Как диагностируются отдаленные метастазы?

Рак молочной железы наиболее часто метастазирует в кости, легкие, печень и головной мозг. Диагностику костных метастазов начинают с остеосцинтиграфии. Метод характеризуется достаточно высокой чувствительностью, однако незначительной специфичностью. При обнаружении патологических очагов на сканограммах выполняют рентгенологическое исследование костей, которое позволяет дифференцировать метастазы от доброкачественных воспалительных изменений. Метастазы в легкие выявляют при рентгенологическом исследовании грудной клетки или компьютерной томографии.

С целью скрининговой диагностики метастазов в печень часто применяют функциональные печеночные пробы. К сожалению, они не характеризуются ни чувствительностью, ни специфичностью. Их показатели повышаются при доброкачественных заболеваниях печени чаще, чем при метастазах, а у 25% больных раком молочной железы с подтвержденными метастазами в печень они имеют нормальное значение. К более эффективным, хотя и более дорогим, методам диагностики печеночных метастазов относятся ультразвуковое исследование и компьютерная томография органов брюшной полости. Для выявления метастазов в головной мозг применяют компьютерную томографию и магнитно-резонансную томографию черепа.

Читайте также:  Гистология это что за анализ в онкологии простыми словами в медицине

8. Какие исследования метастазирования необходимо провести до мастэктомии или сегментарной резекции молочной железы?

Стандартное предоперационное обследование больных с инвазивным раком молочной железы включает рентгенографию грудной клетки и функциональные печеночные пробы. В действительности, эффективность этих методов диагностики на ранних стадиях рака достаточно низка. Частота случайного выявления метастазов в легкие во время плановой рентгенографии грудной клетки составляет менее 1%. Как правило, рентгенографию выполняют для другой цели — получить исходную картину, основываясь на которой можно будет проводить динамическое наблюдение.

Что касается функциональных печеночных проб, то при раке молочной железы их можно исключить из стандартного предоперационного обследования вследствие низкой чувствительности и специфичности в выявлении метастазов.

Метастазы рака молочной железы

9. Каковы методы первичного лечения инвазивного рака молочной железы?

а) При модифицированной радикальной мастэктомии удаляют молочную железу (в т.ч. сосково-ареолярный комплекс) и подмышечные лимфатические узлы. Выживаемость после операции выше, чем после радикальной мастэктомии, во время которой удаляют большую и малую грудные мышцы. Собственно радикальную мастэктомию в настоящее время выполняют редко. Иногда при модифицированной радикальной мастэктомии удаляют большую грудную мышцу для облегчения диссекции высоко расположенных лимфатических узлов (III уровень).

б) Сегментарная резекция молочной железы и квадрантэктомия. Данные операции позволяют сохранить молочную железу. В ходе операции опухоль удаляют с необходимым количеством окружающей ткани (края резецированной ткани не должны содержать опухолевых клеток), а также удаляют подмышечные лимфатические узлы а в послеоперационном периоде проводят облучение на область молочной железы. Ретроспективные и проспективные рандомизированные исследования показали, что после органосохраняющих операций и модифицированной радикальной мастэктомии уровень выживаемости в соответствующих подгруппах больных не различается.

Несмотря па то, что некоторые хирурги выполняют органосохраняющие операции только если отсутствуют метастазы в подмышечные лимфатические узлы, в настоящее время такой подход считается неправильным. Согласно современным данным, лечение опухоли молочной железы и метастазов в лимфатические узлы — это две различные проблемы, требующие отдельных решений.

в) Первичное облучение молочной железы. В настоящее время в европейских противораковых центрах продолжается изучение эффективности первичного облучения молочной железы без оперативного вмешательства (не следует путать данный метод с послеоперационной адъювантной лучевой терапией). В Соединенных Штатах первичное облучение не относят к стандартным методам лечения, так как его эффективность не доказана (в отличие от эффективности оперативных вмешательств).

10. Какова общая выживаемость после окончания курса лечения?

При I стадии рака молочной железы 10-летияя выживаемость составляет 70-90%; при II — 50-70%; при III — 20-50%.

Согласно результатам многих проспективных рандомизированных испытаний, проведение адъювантной (послеоперационной) химиотерапии и/или гормональной терапии повышает уровень выживаемости на 40-50%.

Прогноз при раке молочной железы

11. Как проводилось национальное исследование хирургического и адъювантного лечения рака молочной железы В-06 (NSABP В-06) и в чем его значение?

Полученные результаты позволили сделать не менее двух важных заключений. В группе больных, где проводилась сегментарная резекция, стойкая ремиссия наступала реже, чем в группе, где выполняли сегментарную резекцию в сочетании с лучевой терапией. Общая выживаемость в обеих группах была одинаковой, однако лучевая терапия повышала эффективность лечения местного процесса (т.е. снижала риск местного рецидива опухоли).

В группах, где больным была выполнена сегментарная резекция (в сочетании с лучевой терапией или без нее), периоды ремиссии и уровни общей выживаемости не отличались от соответствующих значений в группе после тотальной мастэктомии. Это свидетельствует об эффективности органосохраняющих операций, выполненных с учетом показаний.

12. Что такое квадрантэктомия и в чем ее отличие от сегментарной резекции молочной железы (лампэктомии)?

Квадрантэктомия — это резекция квадранта молочной железы с опухолью и покрывающей кожей. Квадрантэктомия и лампэктомия — сходные операции, отличающиеся, в первую очередь, количеством удаляемой ткани молочной железы.

13. В каких случаях выполнение органосохраняющих операций не показано?

В некоторых случаях выполнение органосохраняющих операций с последующей лучевой терапией нецелесообразно. Противопоказания (относительные или абсолютные) к органосохраняющим операциям молочной железы включают:
(1) опухоли, которые невозможно удалить так, чтобы края резецированной ткани не содержали опухолевых клеток;
(2) опухоли больших размеров, не позволяющие выполнить органосохраняющую операцию с приемлемым косметическим эффектом;
(3) полифокальный рак (т.е. наличие нескольких опухолей в одной молочной железе);
(4) отказ больных проводить адъювантную лучевую терапию или наличие противопоказаний к ней (например, беременность).

14. В каких случаях можно одномоментно выполнить радикальную мастэктомию и реконструкцию молочной железы?

Мнения специалистов о критериях подбора больных для одномоментного выполнения радикальной мастэктомии и реконструкции молочной железы расходятся. Большинство врачей считают такой объем вмешательства целесообразным у больных с раком in situ или ранним инвазивным раком молочной железы (I стадии и, в некоторых случаях, II стадии); реконструкция при этом выполняется с помощью кожно-мышечного лоскута или имплантата молочной железы.

Одномоментная реконструкции молочной железы у больных с местнораспространенным раком (III стадии) нецелесообразна, так как (1) может потребоваться облучение ложа железы и (2) в случае рецидива опухоли (что часто отмечается при распространенном раке) лоскут пересаженной ткани или протез будут затруднять диагностику.

15. Какие исследования следует выполнить в послеоперационном периоде, чтобы выявить возможные метастазы и получить исходные данные для дальнейшего динамического наблюдения?

Эффективность скринингового исследования, направленного на выявление метастазов, зависит от местной распространенности опухолевого процесса и вовлечения лимфатических узлов (т.е. стадии TN), которые были определены во время операции. У больных с местнораспространенным раком (III стадии и, в некоторых случаях, II стадии) риск рецидива и метастазирования опухоли достаточно высок. В этих случаях для дальнейшего динамического наблюдения необходимо запастись данными остеосцинтиграфии, а также исследований печени (ультразвукового и компьютерной томографии), которые иногда позволяют диагностировать метастазы, не выявленные ранее.

У больных с бессимптомным раком молочной железы I стадии (опухоль малых размеров, метастазы в лимфатические узлы отсутствуют) от вышеуказанных исследований можно отказаться, так как в этой стадии высокая вероятность излечения сочетается с низкой вероятностью метастазирования. В I стадии рака молочной железы при сканировании костей с целью выявления метастазов вероятность ложноположителыюго результата превышает вероятность истинно положительного на 250%. В случае, если неврологические симптомы отсутствуют то, скорее всего, вы не выявите новой патологии с помощью компьютерной томографии или магнитно-резонансной томографии черепа. Данные методы исследования следует применять у больных с соответствующей клинической симптоматикой.

16. Каково лечение внутрипротокового рака in situ?

Внутрипротоковый рак in situ ранее считался полифокальной опухолью, требующей выполнения мастэктомии. Это убеждение приводило к парадоксальным выводам, что рак in situ, не склонный к метастазированию, требует более агрессивного хирургического подхода, чем инвазивная опухоль таких же размеров. Данное мнение было пересмотрено только после того, как широкое применение маммографии для скринингового обследования позволило более часто диагностировать непальпируемый внутрипротоковый рак малых размеров.

Согласно результатам рандомизированного исследования NSABP В-17 (в котором сравнивали эффективность резекции молочной железы и резекции с последующей лучевой терапией), внутрипротоковый рак in situ эффективно излечивается с помощью органосохраняющих операций (лампэктомии с последующей адъювантной лучевой терапией). Это свидетельствует о том, что опухоль можно удалить таким образом, чтобы края резецированной ткани не содержали раковых клеток. Что касается оставшейся части молочной железы, то динамический контроль ее состояния позволяет своевременно выявлять рецидивы рака.

17. Можно ли при внутрипротоковом раке in situ ограничиться сегментарной резекцией молочной железы без последующей лучевой терапии?

Проведя тщательную ретроспективную оценку имеющихся данных, M.J. Silverstein, M.D. Lagios et al. разработали прогностический индекс (шкалу оценки) для внутрипротокового рака in situ, основанный на степени дифференцировки, размере опухоли и ширине возможного отступа от края опухоли при резекции молочной железы. Авторы считают, что если высокодифференцированную опухоль малых размеров (< 1 см) можно удалить с достаточным отступом от ее краев, целесообразно выполнить лампэктомию без последующей лучевой терапии. Однако мнения по этому вопросу по-прежнему расходятся.

Последние работы свидетельствуют о том, что частота поздних рецидивов (через 15-25 лет) внутрипротокового рака in situ высокой степени дифференцировки может превышать 25%.

18. Как лечить дольковый рак in situ?

Клиническое течение долькового и внутрипротокового рака in situ различается. Дольковый рак in situ не всегда трансформируется в инвазивную форму, однако если у пациентки был достоверно диагностирован дольковый рак in situ, то вероятность развития у нее инвазивного рака молочной железы (который, к сожалению, может быть и дольковым, и протоковым, поражать и ипсилатеральную, и противоположную железу) в течение жизни достигает 20-25%.

Большинство специалистов считают обнаруженный при гистологическом исследовании дольковый рак in situ важным прогностическим признаком, указывающим на высокий риск развития инвазивного рака молочной железы, и подчеркивают необходимость тщательного наблюдения за такими больными, регулярного выполнения им маммографий и проведения объективных осмотров. Двусторонняя мастэктомия — единственная операция, имеющая смысл в данной ситуации, — может применяться только в крайних случаях. Кроме того, двусторонняя мастэктомия не повышает общую выживаемость.

Читайте также:  Защемление седалищного нерва

В исследование NSABP Р-01 профилактического использования тамоксифена были включены женщины с повышенным риском развития рака молочной железы (> 1,66% в последующие 5 лет). При этом было показано, что применение тамоксифена более эффективно снижает заболеваемость, чем плацебо. Уровень 5-летней заболеваемости инвазивным раком молочной железы у женщин с дольковым раком in situ составил 6,8% в группе плацебо и 2,5% в группе тамоксифена (таким образом, частота развития инвазивной формы рака снизилась на 56%). Однако эффективность применения тамоксифена нивелируется значительным числом его побочных эффектов, включающих рак эндометрия и тромбоэмболические осложнения.

Тамоксифен не повышает уровень выживаемости. В настоящее время считается, что при наличии долькового рака in situ больным следует предложить терапию тамоксифеном с целью профилактики развития инвазивного рака молочной железы и лечения, однако вполне вероятно, что после получения полной информации о препарате последует отказ от его приема.

19. В каких случаях рак молочной железы считается неоперабельным?

Неоперабельным считают рак молочной железы, который невозможно полностью удалить хирургическим путем. При неоперабельном раке распространение опухолевого процесса может быть регионарным (внутренние грудные лимфатические узлы, стадия IIIВ) или отдаленным (отдаленные метастазы, IV стадия). Если рак метастазировал в надключичные лимфатические узлы (которые не попадают в зону резекции), прогноз такой же неблагоприятный, как и при отдаленных метастазах, и в обоих случаях стадии ракового процесса классифицируют одинаково (IV). Лечение таких запущенных случаев обычно начинают с системной химиотерапии или гормональной терапии, а не хирургического вмешательства. Операцию в сочетании с облучением рассматривают в качестве вспомогательного метода лечения местнораспространенного процесса в тех случаях, когда получена хорошая ответная реакция на системную терапию.

20. В чем заключается неоадъювантная терапия при раке молочной железы?

При местнораспространенном, однако операбельном раке молочной железы (III и отчасти II стадии), риск рецидива опухоли после операции достаточно высок. Неоадъювантная терапия — это химиотерапия, которую проводят до операции, чтобы уменьшить объем первичной опухоли, а также для раннего лечения микрометастазов. До настоящего времени неизвестно, влияют ли сроки начала химиотерапии (по отношению к операции) на продолжительность жизни (с момента постановки диагноза). Продолжается оценка эффективности неоадъювантной химиотерапии в проспективных и рандомизированных исследованиях.

Если местная распространенность рака такова, что даже мастэктомия не гарантирует удаление опухоли в пределах здоровых тканей, то следует рассмотреть вопрос о проведении неоадъювантной химиотерапии. Кроме того, предварительные данные свидетельствуют о том, что применение неоадъювантной терапии иногда позволяет выполнить органосохраняющую операцию в тех случаях, которые ранее считались показаниями для мастэктомии, однако достоверность этого утверждения требует тщательной проверки.

21. В чем заключается смысл исследования сторожевого лимфатического узла при раке молочной железы?

Стандартная лимфаденэктомия позволяет получить важную информацию о стадии рака, однако сопровождается высоким риском поздних осложнений, из которых наиболее значительное — лимфатический отек верхней конечности. Чтобы выявить сторожевой лимфатический узел, производят его маркировку радиоактивным препаратом (меченный технецием коллоид серы) и/или синим красителем (lymphazurin). После этого сторожевой лимфатический узел (узлы) удаляют и производят тщательное гистологическое исследование; если в нем (них) раковые клетки отсутствуют, от удаления оставшихся узлов можно отказаться.

В настоящее время исследование сторожевого лимфатического узла при раке молочной железы еще не относится в США к стандартным методам лечения, однако быстро внедряется в хирургическую практику. Данное исследование целесообразно при опухолях малых размеров и отсутствии клинических признаков поражения подмышечных лимфатических узлов. Эффективность метода ниже, если опухоль больших размеров, если первичная опухоль была удалена для гистологического исследования и/или если больной проводили неоадъювантную химиотерапию. Недостаток метода заключается в том, что существует риск занижения стадии рака, так как метастазирование может произойти помимо сторожевого узла. В таком случае системная химиотерапия может быть проведена в объеме, не соответствующем стадии заболевания, что, в свою очередь, повлияет на продолжительность жизни больного.

Редактор: Искандер Милевски. Дата обновления публикации: 18.3.2021

Мифы и правда о химиотерапии

Правда ли, что химиотерапия «устарела»? Потому что больше вредит, чем помогает? А в прогрессивных клиниках рак давно лечат без «химии»? Комментирует резидент Высшей школы онкологии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Катерина Коробейникова.

Миф 1: химиотерапия малоэффективна

В поддержку этого мнения ссылаются на цитируемое в интернете исследование профессора Гарвардского университета Джона Кэрнса, якобы опубликованное в «Scientific American» и в «Журнале клинической онкологии» в 2004 году, о том, что на самом деле химиотерапия помогает лишь 2,3-5% случаев (комментарий об источнике см. в конце нашего материала). Зато именно «химия» вызывает «сопротивление опухоли, которое выражается в метастазах».

Чтобы говорить об эффективности химиотерапии «при раке», надо уточнить, что понятие «онкология» включает в себя множество разных заболеваний.

Есть нейробластома у детей или хорионкарцинома матки. Их можно полностью излечить именно с помощью химиотерапии. Излечение означает, что у человека нет рецидивов в течении 5 лет.

Есть опухоли, высокочувствительные к химиотерапии – саркома Юинга, рак предстательной железы, рак мочевого пузыря. С помощью химиотерапии они поддаются контролю — возможно излечение, как минимум, можно добиться длительной ремиссии.

Есть промежуточная группа – рак желудка, рак почки, остеогенная саркома, при которых уменьшение опухоли от химиотерапии происходит в 75-50% случаев.

А есть рак печени, поджелудочной железы. Эти опухоли малочувительны к лекарственной терапии, но к ним сейчас применяют другие методы лечения – оперируют или облучают. И еще есть рак крови – понятие, которым пациенты называют острые лейкозы и лимфомы. Они вообще развиваются по другим законам.

Даже при запущенной стадии рака с метастазами, прогноз очень сильно зависит от того, какой у вас конкретно подтип опухоли. Например, гормоночувствительный подтип рака молочной железы даже с метастазами контролю поддается очень хорошо. Поэтому делать какие-то выводы о «химиотерапии при раке в целом» — некорректно.

В последнее время подход к лечению онкологических пациентов всё больше индивидуализируется. Совсем давно говорили: «У вас рак – какой ужас!», — потом: «У вас рак определенного органа – это плохо». А сейчас врач внимательно посмотрит на «паспорт» опухоли из гистохимических и иммунногенетических маркеров и характеристики опухоли, которую пациенту выдали при гистологическом исследовании (такое изучение опухоли теперь входит в стандарты обследования) и в зависимости от этого выберет тактику лечения.


В интернете рассказывается, что это доказали некие доктор медицинских наук Алан Левин и профессор Шарль Матье. Якобы на самом деле большинство пациентов, получающих химиотерапию, умирает именно от химии, а не от рака.

Я не нашла подтверждающей информации, что врачи с такими именами (они есть, но они не онкологи) высказали такое мнение.

Сегодня Россия, как Европа и США, переходит к стандартам доказательной медицины. В этой системе все доказательства оцениваются по определенной шкале. И меньше всего доверия — аргументам из серии «профессор Иванов (или профессор Смит) сказал». Более серьезный уровень аргументов – метаанализы, то есть объединение нескольких, уже проведенных маленьких исследований в одно, когда их результаты складывают и считают вместе.

Химиотерапия – это лечение. И, как у всякого лечения, у нее бывают побочные эффекты. Они бывают от любых лекарств, они бывают после хирургических операций. Сама химиотерапия тоже бывает разной в зависимости от цели. Предоперационную химиотерапию применяют до хирургической операции, чтобы максимально уменьшить размер опухоли и сделать хирургическое вмешательство максимально щадящим.

Цель постоперационной «химии» – убрать отдельные опухолевые клетки, которые еще могут циркулировать в организме.

А бывает химиотерапия паллиативная. Ее применяют, когда опухоль запущена, со множественными метастазами, и вылечить больного невозможно, но возможно затормозить дальнейшее прогрессирование и попытаться контролировать опухоль. В этом случае химиотерапия призвана подарить пациенту время, но, как правило, она сопровождает его до конца. И тогда может создаться впечатление, что пациент умер не от рака, а от «химии», хотя это не так.

Кроме того, при предоперационной или послеоперационной «химии» часто врачи наблюдают пациента не только в тот момент, когда он получает капельницы с препаратами, но и между курсами. Поэтому смертельные случаи от побочных эффектов редки.

Миф 3: химиотерапия непоправимо «сажает» печень, кровь, нервы

Главный механизм действия химиопрепаратов – воздействие на механизм деления клетки. Клетки раковых опухолей очень быстро делятся, поэтому, воздействуя на деление клеток, мы останавливаем рост опухоли.

Но, помимо опухоли, в организме много других быстро делящихся клеток. Они есть во всех системах, которые активно обновляются, — в крови, в слизистых. Те химиопрепараты, которые воздействуют не выборочно, действуют и на эти клетки.

Основные осложнения химиотерапии:
— падение показателей крови
— поражения печени
— изъязвление слизистых и связанные с этим тошнота и понос
— выпадение и ломкость ногтей.Такой эффект объясняется тем, что цитостатическая химиотерапия действует не только на клетки опухоли, но на все быстроделящиеся клетки организма.Также у отдельных препаратов, которые оказывают на организм токсичное действие, бывают специфические осложнения. (Часть препаратов химиотерапии сделана на основе платины – это тяжелый металл).
Токсичные препараты химиотерапии могут вызвать ряд неврологических симптомов – головные боли, бессонницу или сонливость, тошноту, депрессию, спутанность сознания. Иногда возникает ощущение онемения конечностей, «мурашки». Эти симптомы проходят после прекращения действия препарата.

Читайте также:  Настрой Сытина от онкологии текст достоинства и недостатки метода самовнушение и надежда на

После химиотерапии у пациента ожидаемо падают показатели крови. Обычно пик падения приходится на седьмой-четырнадцатый день, потому что «химия» как раз подействовала на все клетки, которые были в периферической крови, а новые костный мозг выработать еще не успел. Падение происходит в зависимости от препарата, который применялся; одни из них действует преимущественно на тромбоциты, другие – на лейкоциты и нейтрофилы, третьи – на эритроциты и гемоглобин.

Химиотерапевтическое лечение проходит циклами. В зависимости от схемы химиотерапии, человек может получить, например, три дня капельниц химиотерапии, а следующие будут через 21 день. Этот промежуток называется «один цикл», он дается специально, чтобы организм пациента восстановился.

Перед каждым новым сеансом химиотерапии состояние пациента контролируют, смотрят, что было с ним в этот промежуток – делают клинический и биохимический анализ крови. Пока человек не восстановился, новый цикл лечения не начинается.

Если кроме снижения показателей крови до определенного уровня в промежуток между «химиями» ничего плохого не происходило — кровь восстановится сама. Чрезмерное падение тромбоцитов создает угрозу кровотечения, пациенту с такими показателями делают переливание тромбоцитарной массы. Если упали лейкоциты, которые отвечают за иммунитет, а человек заразился какой-то инфекцией, начался кашель, насморк, поднялась температура, — сразу назначают антибиотики, чтобы инфекция не распространилась. Обычно все эти процедуры делаются амбулаторно.

В перерывах между курсами химиотерапии пациента ведет онколог из районного онкодиспансера или поликлиники.

Перед самым первым циклом химиотерапии пациенту должны объяснить все возможные осложнения, рассказать про каждый препарат и его воздействие; и пациент может проконсультироваться со своим онкологом. Взвешивание рисков – отправная точка химиотерапии. Врач и пациент выбирают между повреждением, которое может принести химиотерапия, и преимуществом, которое может за ней последовать, — а именно – продление жизни порой на десятки лет.

Это – ключевой момент в принятии решения о необходимости применения химиопрепаратов: если мы понимаем, что при назначении того или иного лекарства процент успеха будет ниже, чем побочные эффекты, применять его просто нет смысла.

Миф 4: метастазы вырастают из «стволовых клеток рака», которые «химия» все равно не убивает

Причины возникновения метастазов у разных опухолей очень разные, как именно возникают метастазы, мы пока не знаем. Единственное, что мы знаем – «стволовых клеток рака» не бывает.

Опухоль в разных своих фрагментах и клетки метастазов – это очень неоднородное образование, там все клетки разные, они быстро делятся и быстро мутируют. Но в любом случае химиотерапия воздействует на все метастазы, где бы они ни были. Исключение – метастазы в головном мозге, куда проникают не все препараты. В этих случаях назначают особое лечение, либо особое введение препаратов – в спинномозговой канал. Бывают даже такие опухоли, у которых нельзя найти первичный очаг, — то есть, все, что мы видим в организме – это метастазы. Но лечение все равно назначают, и оно, во многих случаях, успешно проводится.

Миф 5: химиотерапия – метод, поддерживаемый фарминдустрией

Якобы давно есть препараты эффективнее, безвреднее и дешевле, но о них не говорят, боятся обвалить фармрынок.

Этот миф существует и по поводу других заболеваний, особенно это касается ВИЧ.

«Альтернативные препараты», которые принимают онкологические пациенты, в лучшем случае оказываются безобидными травками, от которых нет заметного действия. Увы, бывает хуже. Например, иногда пациенты начинают пить чудодейственные лекарства на основе смеси разных масел, а ведь масло – это очень тяжелый продукт для печени. В итоге пациент буквально вызывает у себя воспаление печени, и мы не можем начать цикл химиотерапии, потому что «химия» на печень тоже воздействует. И хорошо, если пациент хотя бы рассказывает нам, что он принимал, и мы можем понять, что так ухудшило ситуацию. Но лечение в итоге откладывается, эффективность его понижается. Кроме того, ряд новых лекарств для лечения, например, рака молочной железы, сейчас основан на растительных компонентах. Например, препарат трабектедин содержит специальным образом обработанную вытяжку из морских тюльпанов. Так что иногда препараты, которые пациенты принимают в ходе официального лечения, сами по себе – «природные».

Что до «гигантских денег фарминдустрии», часть препаратов химиотерапии, например, метотрексат, — это очень старые, давно разработанные лекарства, они стоят буквально копейки. Никаким «обвалом» или «подъемом отрасли» уменьшение или увеличение их производства не грозит.

В любом случае препараты для лечения онкологических заболеваний пациенты в России получают бесплатно.

Новые лекарства при раке

В последнее время в дополнение к цитостатикам – препаратам химиотерапии, которые действовали на весь организм целиком, появились новые препараты. Это – новое поколение препаратов химиотерапии – таргетные препараты и лекарства, основанные на принципиально ином принципе действия – иммунопрепараты.

Таргетный препарат – это лекарство, воздействующее не на весь организм, а адресно на клетки опухоли. При этом важно – молекулы конкретного таргетного препарата могут присоединиться к рецепторам клетки только определенного вида опухоли. Конкретный подтип опухоли определяется генетическим анализом во время молекулярно-генетического исследования.

Иммунопрепараты воздействуют на иммунную систему организма и иммунные механизмы опухоли в её ядре. В результате в организме активизируется собственный иммунитет, который начинает бороться с раковыми клетками.

Однако чтобы получить иммунопрепарат и таргетный препарат, у пациента должна быть опухоль с определенными характеристиками, эти препараты действуют не на все опухоли, а на их определенные мутации. Патолог и молекулярный генетик должен подробно прописать паспорт опухоли, и записать в назначении, что пациенту необходим именно этот препарат.

Сравнительно новый метод — гормонотерапия, но здесь круг показаний еще уже – опухоль должна быть гормоночувствительная. Считается, что на гормонотерапию лучше всего реагируют опухоли молочной железы и предстательной железы, хотя и здесь гормоны можно использовать только при определенных показаниях.

Кстати, с гормонотерапией связан еще один миф: чаще всего она используется в форме таблеток, и пациенты считают, что таблетки – это «не лечение» при такой болезни, как рак.


Можно ли обойтись без химиотерапии

Катерина Коробейникова. Фото: Ольга Молостова

В случае, если опухоль чувствительна и реагирует на иммунотерапию или гормонотерапию, лечить онкобольного без химиотерапии можно .

Без химиотерапии, одними гормонами иногда лечат, например, рак молочной железы. Хотя понятно, что гормоны тоже небезобидны, от них бывают свои осложнения.

Вместе с тем надо понимать: мы изобретаем новые препараты, но и раковые клетки мутируют и к ним приспосабливаются. Даже у пациента, которому раньше лечение без «химии» помогало, опухоль может спрогрессировать и стать нечувствительной к лекарствам, которые сдерживали ее рост. В этом случае химиотерапия применяется как экстренное лечение.

Например, пациентка с раком молочной железы долгое время принимает гормоны, и опухоль не растет. Внезапно она чувствует слабость, появляются метастазы в печени. В этом случае мы проводим несколько циклов химиотерапии, возвращаем организм в состояние, когда опухоль вновь начинает реагировать на гормоны, и тогда пациентка возвращается к прежней схеме лечения.

Совсем без химиотерапии на нынешнем уровне развития онкологии мы не обойдемся. Но при этом развивается «сопроводительное лечение» — вместе с химиотерапией пациент получает целый набор лекарств, ослабляющих тошноту, ускоряющих восстановление клеток крови и нормализующих стул. Так что неприятные побочные эффекты химиотерапии удается значительно ослабить.

Сомнительный источник

Об исследовании «профессора Гарвардского университета Джона Кэрнса», которое озвучивает миф 1: химия малоэффективна, я слышу впервые. Единственный практикующий врач по имени Джон Кернс, которого удалось найти в интернете, — это невролог-радиолог, который занимается проблемами головного мозга, а про химиотерапию вообще ничего не писал.Возможно, речь идет о британском враче Джоне Кернсе (John Cairns), с 1991 года на покое – он 1923 года рождения. Кернс — автор книг «Рак: Наука и Общество» (1978) и «Вопросы жизни и смерти: взгляды на здравоохранение, молекулярную биологию, рак и перспективы человеческого рода» (1997). Годы работы Джона Кернса говорят о том, что он ссылался на статистику выживаемости 1970-1980-х годов, и публиковаться в научных журналах в начале 2000-х не мог.Если речь идет об этом Джоне Кернсе, то мы можем говорить лишь об устаревших исследованиях в онкологии: с 1970-х годов эффективность лекарств сильно изменилась.«Журнал клинической онкологии» в число современных авторитетных изданий не входит.

«Scientific American» — это американский научно-популярный журнал. Доверия к нему как к изданию, публикующему результаты научных исследований, никакого.Похожее скептическое исследование про химиотерапию выложил недавно портал geektimes.ru. Там сказано: «за период с 2009 по 2015 год было одобрено 48 различных противоопухолевых препаратов. Из них эффективны 10%, а 57% не дали вообще никакого эффекта». Здесь исследователи оценивали только два параметра – 5-летнюю выживаемость и качество жизни и смешали очень разные заболевания – рак желудка, рак легкого, и рак крови. Показатели по этим локализациям опухолей разные, механизм действия препаратов – тоже, и признаком эффективности лекарства будут разные показатели выживаемости. А у исследователей получилась просто «средняя температура по больнице».

Оригинал статьи опубликован на сайте Miloserdie.ru

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.